28 (936) в продаже с 7 августа 16+

Гульнора Гатина: «Выходу на сцену мне может помешать только конец света»

21 февраля 2020

Музыка идет от сердца и должна вновь дойти до сердца
Г. Гауптман

Восточная красавица Гульнора ГАТИНА, солистка оперной труппы Татарского академического государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля, может назвать себя счастливым человеком. Ведь, помимо прекрасного голоса, завораживающего слушателей, она отличается позитивным настроем на жизнь и впечатляющей работоспособностью. А судьба всегда вознаграждает таких людей, и нет сомнения, что Гульнору ожидает блестящее будущее на мировой оперной сцене. В эксклюзивном интервью «Известиям Татарстана» певица поделилась своими секретами успеха, рассказала о  жизненных приоритетах и о том, что является для нее надежным тылом.

- Гульнора, не секрет, что многие специалисты считают Казанскую государственную консерваторию им. Н.Жиганова образцом для музыкальных вузов страны. Скажите, пожалуйста, чем  вам запомнились годы, проведенные в этом учебном заведении?

- Всегда буду вспоминать то время только самыми лучшими словами. Я приехала в Казань  из Крыма, и  первый год было особенно непросто привыкать жить вдали от родных. Но консерватория стала для меня вторым домом, и я благодарна за каждый год, месяц, час, проведенный в стенах этого замечательного вуза. Я получила здесь очень многое, и, конечно, выражаю признательность всем своим педагогам, в первую очередь,   народной артистке России и Татарстана Зиле Даяновне Сунгатуллиной. Она воспитала не одно поколение талантливых вокалистов, среди которых Филюс Кагиров, Максим Аксенов и многие другие. На протяжении всех пяти лет учебы Зиля Даяновна неизменно поддерживала меня во всем, вселяла в меня уверенность, которой на первых порах мне очень не хватало.

- А как давно последний раз вы ездили в Крым? У вас там родственники, друзья?

- Я была в Крыму еще до того, как он стал российским. Из-за насыщенного графика, концертов, мастер-классов в Европе, множества мероприятий не удается  съездить к родственникам. Но они сами приезжают ко мне, чему я очень рада.

Моя мама Левиза Чалбашева, заслуженная артистка Крыма, провела в Казани молодость, здесь в музыкальном училище ее преподавателем была знаменитая Клавдия Захаровна Щербинина, заслуженный работник культуры РТ. Позже мама в силу обстоятельств поступила в Саратовскую консерваторию. Именно она привила мне любовь к искусству. И сейчас, когда она приезжает в Татарстан, это для меня самый большой праздник. В прошлом году мама ездила со мной на мастер-классы, помогала мне в театре. В этом году у нее юбилей. И я планирую в честь этого события дать свой первый сольный  концерт.

- А кто еще стал для вас главным наставником в жизни и творчестве?

- На каждом жизненном этапе были свои учителя в широком смысле этого слова, и в Симферопольском училище, и в Казанской консерватории, и в самом театре. В мире Интернета и открытых границ стало намного проще быть в курсе всего, что происходит в  оперном мире. Никто не мешает развиваться, учиться, ездить на конкурсы и мастер-классы. И наставниками я считаю в какой-то степени и тех замечательных людей, которые  обучали меня во время мастер-классов. Например, знаменитый дирижер Мау­ри­цио Аре­на (он работал с такими исполнителя­ми, как Ми­релла Фре­ни, Мария Каллас, Пла­си­до Домин­го). Маурицио Арена долгое время был главным дириже­ром Арена ди Верона. Именно под его руководством я исполнила такие партии, как Чио-Чио-Сан в «Мадам Баттер­фляй», Мими из «Боге­мы», Виолетта из  «Тра­виа­ты». Он сумел доказать мне, что человек, который любит свое дело всей душой и сердцем, в итоге дарит людям гораздо больше, чем даже сам может предположить. Благодаря ему я открыла для себя по-новому итальянскую вокальную школу, мир  Пуччини и Италии в целом.  

- Гульнора, а насколько сложно было попасть в труппу Татарского академического государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля?

- Консерватория расположена рядом со зданием оперного театра, и я всегда, проходя мимо этого величественного здания, мечтала: «буду здесь петь!». Спектакли здесь поставлены в лучших европейских традициях, что неоднократно подтверждали критики и зрители из разных стран. Многие известные  вокалисты и дирижеры восхищаются хором этого театра. Не секрет, что попасть на службу сюда совсем непросто. На пятом курсе Казанской консерватории мои знакомые открыто намекали: «в Татарском оперном даже не стоит прослушиваться, это бесполезно». Если бы я тогда проявила слабость под влиянием подобных разговоров, не знаю, как бы сложилась моя судьба. Но это моя жизнь, и только я должна решать, как поступать в тех или иных ситуациях.

После консерватории наш и предыдущий курс направили на прослушивание в Татарский оперный театр. Из двух курсов меня одну приняли в труппу. И вот уже восьмой год я служу этому храму, замечательному театру, который стал для меня домом, судьбой, особым местом, где мне хорошо и комфортно. Очень люблю наш театр, и как бы ни сложилась в дальнейшем моя судьба, всегда буду помнить, что  именно в Казани состоялось мое становление, именно Казань дала мне многое в профессиональном росте, именно здесь я состоялась как оперная певица.

Начинала я с маленьких партий, потом стали доверять все более крупные. Дебютировала в партии Ксении в опере «Борис Годунов», потом  - Фраскита в «Кармен», дальше уже были Розина в «Севильском цирюльнике», Адина в «Любовном напитке», Зайтуна в опере «Любовь поэта», жена Джалиля в одноименной опере. И сегодня я уже сама могу выбирать, в какой постановке принимать участие. Я хорошо понимаю, что голос выражает гораздо больше, чем жесты, мимика и движения. В опере музыка и голос несут основную нагрузку, и если вокалист  гармонично выглядит на сцене, но не соответствует тому, как он звучит, то это будет очень заметно. Хочу выразить благодарность нашему дирижеру Ренату Салаватовичу Салаватову за его советы, наставления, моральную поддержку. Он очень добрый, с невероятным чувством юмора, и даже замечания делает более чем тактично. Работать с таким профессионалом – большое счастье.

- Уверена, что особое место в вашем творчестве занимает  работа над оперой Резеды Ахияровой «Сююмбике»…

- В рамках Шаляпинского фестиваля в этом году «Сююмбике» - премьера и достойное завершение самого фестиваля. Для меня  образ Сююмбике - что-то потрясающее, то, о чем можно говорить бесконечно. Я люблю музыку Резеды Ахияровой, и эта ее работа - большой вклад в сокровищницу оперного искусства Татарстана. Мне непросто давалось изучение образа Сююмбике, потому что современная опера сама по себе сложна, но я так «горела» ею, настолько хотела исполнять эту партию… Надеюсь, что мне удалось в полной степени передать образ хрупкой женщины, которая в связи с событиями, которые происходят вокруг нее, сумела найти стержень, защищая сына и ханство.

- Один из ведущих языков оперы – итальянский. Вы говорите на нем или только учите партии?

- Чтобы понимать язык исполняемых партий, предусмотрены мастер-классы в Европе. А итальянский язык сам по себе восхитительный, удивительно мелодичный и красивый. Его приятно слушать, и неудивительно, что до какого-то времени все оперы воспринимались только на итальянском. В свое время со мной занимался Алессандро Биччи - пианист и дирижер, преподаватель по вокалу и итальянскому языку. Он сотрудничает с оперными труппами театра имени Мусы Джалиля, Большого театра. Когда я выиграла  международный конкурс молодых оперных певцов Concorso Per Giovani Cantanti Lirici D’Europa в городе Комо с постановкой «Турандот», с режиссером Сильвией Паоли мы работали почти три недели. Потом повезли эту постановку в турне по Италии: показали спектакль в 28 городах, среди которых Рим, Милан, Неаполь, Парма, Болонья, Бергамо. Параллельно брали еще мастер-классы у итальянских педагогов. Так что за полгода в Италии я неплохо «натренировала» этот  замечательный язык.

- Многие считают, что в театре выживает сильнейший, поскольку жесткие законы конкуренции  диктуют свои правила. Вы с этим согласны?

- Надо просто делать свое дело, служить искусству, и по возможности не обращать внимания на негативные внешние силы. Я впечатлительна и эмоциональна, могу заплакать, но когда речь касается творчества, стараюсь не поддаваться  отрицательным эмоциям. Главное – вести себя достойно, не приносить никому зла, а если кто-то пытается навредить тебе, то это пусть остается на их совести. Надо просто стараться не общаться с такими людьми и не идти на конфликт, чтобы не тратить зря энергию. Театр - это храм, здесь не должно быть места интригам, злу, а артист - профессия, в которой важно уметь не только творить, но и доверять. Доверять композитору, дирижеру, с которым работаешь, режиссеру, художнику по костюмам, доверять партнерам по сцене, зрителю. Это необходимо. Жизнь сама по себе великое счастье, и если мы будем видеть вокруг только плохое, то и сами будем пребывать в унынии. Многое зависит от нас, от нашего мировоззрения и миропонимания.

- А какая литература вас вдохновляет?

- Люблю читать книги про известных людей, в первую очередь, музыкантов, композиторов, которые прошли большой жизненный путь с испытаниями и победами. Когда знакомишься с биографиями Федора Шаляпина, Галины Вишневской, Винченцо Беллини, то каждое слово, каж­дую мысль «пропускаешь» через себя. По­ни­маете, когда читаешь о каких-то пере­живаниях, которые свойственны тебе самому, и узнаешь, что до тебя уже точно такие же ощущения были у кого-то еще, тогда делаешь определенные выводы для себя и уже немного по-другому смотришь на жизнь.

- Что означает для вас отдых? Как вы предпочитаете восстанавливать силы?

- Как ни парадоксально, но сцена и лечит. Другое дело, что для настоящего отдыха просто нужен покой, уединение.

- Вы верите в сценические приметы?

- Не нужно придумывать непонятные преграды и суеверия.  Перед выходом на сцену мне может помешать только конец света. Если мы выбрали такую профессию – служить своему слушателю, зрителю, то не имеем права разочаровывать публику. Надо выходить на сцену и… творить. А все приметы пусть остаются где-то там, далеко.

- Гульнора, а что вы можете назвать своим тылом, который  надежно защищает от  житейских невзгод?

- Тыл - это вера в то, что тебе дано Всевышним, вера в свои силы. И, конечно же, моя любовь и преданность нашему родному краю, великому Татарстану. Я благодарна всем, кто участвовал в моем творческом росте, и, повторюсь еще раз, Казань всегда занимала и будет занимать в моем сердце особое место.

- А ваша мама не мечтает о внуках?

- Мечтает. А еще она мечтает, чтобы я покорила весь мир.

- Спасибо вам, Гульнора, за содержательную беседу. И пусть все мечты сбываются!

Альбина Хазиева
Фотографии предоставлены Татарским театром оперы и балета им. М. Джалиля

 

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
7 августа

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?