42 (950) в продаже с 20 ноября 16+

Павел Шмаков: «У нас в стране есть страшная болезнь – болезнь непрофессионализма»

30 октября 2020

Директор Лицея им. Лобачевского при Казанском университете, создатель и директор школы СОлНЦе – личность в республике достаточно известная. В рамках общественно-политического проекта «Деловой завтрак», организованного Сообществом молодых граждан РТ в ТЦ Тандем в ресторане «МАRAM», харизматичный татарстанский педагог рассказал «Известиям Татарстана» о своем видении проблемы изучения татарского языка, конфликте с Исхаковым, чашечке кофе с Клинтон и работе в финских школах.

- Здравствуйте, Павел Анатольевич! Учитель – это безусловно, призвание и дело жизни. Расскажите, как Вы стали преподавателем и почему?

- Здравствуйте! Мое увлечение преподаванием пошло из-за семьи. Помню, как моя молодая мама, учитель русского языка и литературы, которую очень любили ученики, собирала дома детей и читала им стихи. Также вечерами вместе с братом и старшей сестрой мы собирались и слушали ее декламацию. Мама рано научила меня читать и уже в 5 лет я первый раз написал стихотворение. В 7-8 лет мы проверяли вместе с ней домашние задания учеников - кипы тетрадок! Жили на улице Искра – ресторан Акчарлак, старый аэропорт. Окончив школу, я поступил в институт – МИФИ (факультет экспериментальной и теоретической физики, кафедра теоретической ядерной физики). Там при физматшколе вместе с моими товарищами Алексеем Филиным и Михаилом Криворученко, один из которых сейчас профессор в США, а другой – профессор в Москве, мы создали специальный «9й Ж класс», в котором вместо физики и математики преподавалась теоретическая физика и философия. Это был замечательный период, мы учили детей мыслить - в любой области. Потом решением парткома нас закрыли, потому что наше обучение обошло Маркса и Энгельса. Однако, мы продолжали занятия с детьми. Понимаете, вокруг увлеченного человека всегда собираются дети, ведь они это очень точно чувствуют истинные вещи. С этого и началась моя педагогика.

- Как проходила Ваша профессиональная карьера и политическая деятельность?

- Так получилось, что я всегда активно живу. В 1990-м году я стал депутатом Городского совета Казани, в 33 года. Честно использовал весь свой отпуск кандидата в депутаты и обошёл весь свой округ, все 5000 квартир – от профессоров до алкоголиков. Тогда еще железных дверей почти не было. Конечно, во времена Ельцина была свобода, но свобода на грани вседозволенности. В парламент вошли самые разные люди. Я стал членом президиума горсовета, организатором и председателем постоянной комиссии горсовета по социальной защите, милосердию и благотворительности. Уже тогда в стране никто не думал о тех людях, которые замерзают ночью, которых выгнали на улицу. Мы создавали первые бесплатные столовые и ночлежки в Казани. С каждого депутата я собирал подписи и при голосовании 13 человек было против. Одним из них был Камиль Шамильевич Исхаков, для него скорее важно было, чтобы Казань была богатой. Тогда мы с ним первый раз поссорились. Второй раз это произошло из-за «национального вопроса». Меня волновало то, что в отдаленных деревнях была деградация и пьянство, а перспектив для детей - никаких. Нужна была школа для сельчан. Я дошел до Шаймиева, и пока Исхаков был отпуске, была подписана бумага - Постановление Правительства РТ, согласно которой на базе нашей школы планировалось создание интерната для талантливых сельских детей. Когда глава города вернулся, то «зарубил» постановление. Утром я пошел к Исхакову на прием и хорошо помню его фразу: «Деревенских татар в Казань не пущу». Правда, не было никаких диктофонов и этого доказать сейчас не могу. По молодости и по глупости я добивался создания школы всеми способами. В 1997 году меня уволили в первый раз, хотя потом быстро восстановили. Хорошо помню тот год, я был в Зальцбурге на международном конгрессе, где представлял Россию, а от США была Хиллари Клинтон, с которой мы выпили кофе. Наверняка она этого не помнит, ведь пила кофе с миллионами людей, но у меня сохранилась совместная фотография. Тогда я обратился в Белый Дом за помощью и приложил это фото. На запрос в штабе первой леди США (к удивлению для меня) отреагировали и ответное письмо пришло Шаймиеву. Уже через месяц меня восстановили на работе и подарили лицею еще одно здание, а Камилю Шамильевичу на «деловом понедельнике» дали выговор.

- Расскажите о том, как Вы оказались в финской школе, где Вас избрали лучшим учителем 2009 года.

- В 1999 году я сначала уехал в Москву, а потом в Финляндию. Финского я не знал и поначалу там мне было плохо. Жена работала, а я сидел дома. Затем мы разошлись с супругой. Поскольку с дочерью Настенькой всегда был я, то ребенка оставили мне, что даже там считалось редкостью. Вот что значит Европа. Затем я выучил язык, поступил в педучилище, затем в докторантуру, начал ездить по миру. В 2006—2010 годах работал преподавателем математики, физики, химии, программирования в школах Хельсинки, Вантаа, Эспоо. Получается, что у меня европейское педагогическое образование, а российское – в качестве физика-теоретика. В финской школе не бывает кружков и факультативов, поэтому я решил вести бесплатные кружки по забавной математике, которые разбавлял веселыми опытами и забавными историями. Ведь в этой науке столько красивых вещей. Как в романе Жюль Верна – герои летят на воздушном шаре, внизу деревни, поля, землепашцы. Героя спрашивают: «Где мы?» Он отвечает: «На воздушном шаре». Но суть вопроса про то, в какой они были стране. Поэтому другой герой говорит: «О, математик! Отвечает абсолютно правильно и абсолютно бесполезно!». После уроков дети рассказывали дома, что на уроках классно, можно пить чай и решать веселые головоломки – одно удовольствие! В нашей школе Алексиса Киви было 550 детей, и они проголосовали за меня, странного русского. Помню, как меня пригласили в зал, где девятиклассница подарила мне игрушку и вручила диплом. Я прослезился, было очень приятно.

Фото: www.tatar-inform.ru

-  Что Вас удивило в Финляндии?

– У них свои правила. В России быть ябедой – это плохо, а там доносительство - нормально. Закон для них - это свято. Например, я постоянно задерживался там в сауне на 15 минут, после чего получил письмо, что если это повторится еще раз, то меня лишат возможности ею пользоваться. С русской точки зрения это неправильно, но для моего соседа, который написал в домуправление, это правильно. Ребёнка, даже если он выскочил перед машиной, там нельзя бить никогда, с точки зрения ювенальной юстиции у тебя могут забрать ребенка. Если Ваше чадо будет ходить в легкой куртке, то финны позвонят в полицию. Если ребёнок в школе скажет, что мама в качестве наказания перестала ему давать шоколад, то ребенка опять-таки могут отобрать. Припарковал машину неровно или ночью слушал громко музыку – тебе не скажут, не постучат, не оставят записку, а сразу позвонят в полицию. Но если сломался велосипед, то любой велосипедист или автомобилист остановятся и помогут. Как тогда они решают конфликты детей? Если дети подрались, то к этому будет приковано внимание всей школы, будет в газетах написано. Потом забияк подведут друг к другу, и каждый должен другому сказать «антэкси», то есть «извини». В общем, в каждом монастыре свой устав.

-  Как же Вы вернулись обратно?

-  В 2010 в страну приехал мэр Казани Ильсур Метшин – перенимать опыт. У нашего градоначальника есть ряд положительных черт – его очень интересует все новое. Кроме того, хотя по олимпиадным вещам Россия на высоких местах, то по общему уровню образования Финляндия находится в тройке лучших согласно международному тестированию PISA. В общем, его знакомят со мной, и он начинает меня уговаривать вернуться. А у меня дом на берегу моря, живу в столице Финляндии, езжу регулярно к маме в Россию, все прекрасно. Ильсур Раисович пригласил меня на прием и сообщил, что освободилось место директора моей школы, которую я создал. И обещал помочь во всем. Я хорошо знаю свою судьбу, ведь меня дважды увольняли, поэтому я попросил его заручиться поддержкой главы республики. По приезду в Казань от предыдущего директора через завуча я получаю документы, согласно которым из 600 ребят 243 было принято «слева». Блат и коррупция есть везде, но чтобы до такой степени! Больше трети детей, среди которых дочь  зампрокурора республики, сын известного бизнесмена. Передо мной лежали результаты по экзаменам - по математике ноль. Но был приложен чек о благотворительной помощи в размере 180 000 рублей. Я рассказал мэру об этом, на что получил карт-бланш. Через день ко мне начали приходить очень много влиятельных людей, которые требовали взять их детей в эту суперпрестижную школу. Фактически против меня началась война. Эта история заканчивается тем, что лицей Лобачевского закрывают, а меня увольняют третий раз. Я всегда за детей, неважно кто у тебя папа или мама. Метшин выделил мне другое здание и предложил снова попробовать. Эту школу решением райсуда опять закрывают, но на ее защиту встают дети и организовывают флешмобы. Бумаги об этой ситуации, на которых большей частью кляузы на меня, попадают на стол к Президенту РТ. Я видел эти документы, ведь у меня много преданных учеников. Президент встает на мою сторону, явно дал понять свою позицию – нам возвращают лицензию, делают капитальный ремонт.

-  Согласны ли Вы с тем, что сейчас наблюдается кризис в татарской культуре?

- Нет, не согласен. Татарская культура не загибается, ощущение что идет внешнее давление, это временные события. Когда политика государства неправильная, то в народе появляются ростки сопротивления. Убежден, что обучение татарскому, как и русскому языку, надо начинать с детства. Потому что дети открыты этому миру и согласны развиваться во всех областях. Они не боятся, когда трудно, а хотят, чтобы было интересно. Ребенок приходит и хочется учиться, но к сожалению, большинство наших школ отбивают это желание. Огромное число школьников хотят учить татарский, поэтому нужно им найти учителя, который покажет, что этот предмет интересен и приятен. 5 месяцев мы искали преподавателей татарского, и только благодаря ТНВ нашли. Мы искали не такого человека, который знает язык, а который его любит, к тому же умеет эту любовь передать. Деньги для учителя стоят не на первом месте. Если важный вопрос про зарплату первый, то человеку не к нам. Да, во всех школах есть прекрасные учителя, но их не много. Они должны понимать, что если ребенок любит что-то делать, то он может делать это с удовольствием и сколько угодно. Например, лет в пять папа подарил мне шахматную доску. И скоро я играл в нее часами напролет – дома, на улице, во дворе с пенсионерами, летом, зимой. Чрезвычайно важно понимать внутреннюю любовь ребенка к любимому. Помните, как в 30-е года в Германии жгли книжки Гете и Шиллера? А в 2011 году я видел встречу выпускников Лицея, когда во внутреннем дворике дети сами жгли учебники. Для меня это было абсолютно чудовищно. 21 век! Им настолько привили нелюбовь к отдельным предметам. Вот что получается, когда тебя заставляют делать то, что ты не хочешь.

-  Какие принципы системы образования Вы исповедуете в своем подходе как директора?

- У нас в стране есть страшная болезнь – болезнь непрофессионализма. Очень многие люди либо плохо работают, либо просто всю душу этому отдают. Например, при нынешнем ректоре КФУ, который делает из вуза хорошую фирму, которая зарабатывает деньги, окна в университете по ночам не горят. Там много осталось гениальных людей, но им все труднее и труднее работать. Недавно я опубликовал отрытое письмо к Министру образования РФ, в котором я предлагаю поддерживать в образовании разное – государственное и частное. Есть разные системы образования – государственная, Монтессори, Вальдорфская педагогика, модная сейчас система РКШ (Русская классическая школа) и система Жохова для маленьких детей. Наша система близка школе самоопределения № 734 Тубельского или школе Саммерхилл. Мы в школе воспитываем мастеров и профессионалов. Получать тройки не страшно, главное – получать пятерки по другим предметам. Это значит, что ребенок что-то глубоко любит или хотя бы знает. Я хорошо понимаю в одной вещи – в образовании и воспитании детей. Тут я убежден, что я профессионал.

Иван Михалик

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
26 ноября
25 ноября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?