23 (931) в продаже с 3 июля 16+

Рэкет на волжском берегу

14 ноября 2008

За пригородные земельные участки на живописном берегу Волги под Казанью идут бои с применением всех средств: от административных – до уголовных.

 ТРОЯНСКИЙ КОНЮХ

В подозрении, что иная прислуга может обокрасть, шантажировать или ограбить богатого хозяина, есть логика: от нищеты и безнадеги человек способен на многое. Побуждения, мотивы и умысел тут, что называется, на поверхности. Сложнее вообразить, как благополучный бизнесмен пытками и угрозами вымогает у собственного конюха 320 тысяч рублей, зная, что у того и рубля за душой нет.

Но в Татарстане люди с воображением не перевелись, доказательство тому - уголовное дело № 128923, возбужденное 1 сентября Следственным отделом Верхнеуслонского ОВД МВД РТ в отношении главы крестьян-ского фермерского хозяйства, местного предпринимателя Альмира Сабитова по подозрению в вымогательстве (ст. 163, ч. 2, п. «в» УК РФ).

Дело было так. Работница фермерского хозяйства Валентина Орлова попросила главу хозяйства «пристроить» ее сожителя Александра Некрасова скотником в КФХ. Оказалось, никаких документов человек, представившийся Александром Некрасовым, не имеет. Паспорт, по его словам, утерян, водительское удостоверение «в залоге», трудовой книжки нет - на одном из предприятий в поселке Залесном есть ее копия, но взглянуть на бумагу нет возможности – кадровик в отпуске. Тем не менее с 30 июля Некрасов приступил к работе. За две недели работы занял у нескольких человек, частями, под различными предлогами, около 32 тысяч, в том числе восемь - у Сабитова в счет зарплаты и на покупку фуража, а 16 августа исчез.

Спустя пять дней начальник охраны хозяйства Михаил Россолов нашел Некрасова на другой квартире в Атлашкино. Деньги, как выяснилось, у Некрасова то ли украли, то ли потерял. Боялся приехать без них в хозяйство, надеялся перезанять у знакомых и тогда явиться пред светлые очи кредиторов.

Далее версии следствия и работников хозяйства расходятся диаметрально: версия Некрасова – его силой увезли, где связанного проводом всю ночь пытали в подвале, вымогая 320 тысяч. Михаил Рассолов рассказал следующее: «Саш, - говорю, - чего прятаться-то? Не те деньги, чтобы с ума сходить. Поехали, сам все расскажи. Украли, так украли, заработаешь и постепенно вернешь. Сел с нами в машину и поехали».

По словам Россолова, на месте окончательно выяснили, что документов, подтверждающих личность Некрасова, нет не только при нем, но и вообще в природе. В милицию для выяснения личности его не повезли. Договорившись, что на следующий день тот сам приедет в хозяйство, начальник охраны проводил Некрасова до дороги. Как рассказывает Россолов, уже ночью Некрасов вернулся, бродил у ворот, видимо, не смог уехать. Он пустил Некрасова на ночевку в баню, а утром 22 августа взяв расписку, что тот обязуется отработать 32 тысячи долга, поехал с ним в поселок Залесный за копией трудовой книжки. Вернувшись, они застали на месте сотрудников УБОП, приехавших по анонимному звонку вызволять «насильно удерживаемого гражданина». Некрасов только что вышел из машины, и никаких следов «ночных истязаний» на нем не было. Зато позже к протоколу места осмотра происшествия добавилось заключение судмедэкспертизы, в котором появились «следы побоев», неизвестно когда и кем нанесенных.

А 25 августа следователь Верхнеуслонского отдела Следственного управления А.М. Рассиев приехал в хозяйство Сабитова, без объяснений задержал и увез работницу В.Н. Орлову и ее сожителя. В милиции Некрасов написал заявление, в котором обвинил главу КФХ Сабитова в вымогательстве.

КОМУ ВЫГОДНО?

Не мудрено, что уголовно-процессуальные странности следствия и отказ в проведении очной ставки с потерпевшим привели Альмира Сабитова к извечному вопросу. Если «шьют» уголовное дело практически из ничего, значит, это кому-то нужно, а он, Сабитов, этому «кому-то» мешает. В хронологической последовательности вспомнились события последнего года.

В октябре 2007-го Альмир Сабитов обратился в органы власти, желая приобрести в собственность арендованные им два земельных участка в Верхнеуслонском районе общей площадью 15 га, договор аренды на которые он заключил в 2003 году на 49 лет. В хозяйстве он держит пасеку, выращивает скот и птицу. Для расширения производства самостоятельно привлекал инвестиции и кредиты. Планирует развивать модный ныне агротуризм.

После трех лет аренды согласно Федеральному Закону «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» предприниматель имел право выкупить землю в собственность без публичных торгов. Однако в ноябре 2007 года представители Минзем-имущества РТ ответили, что к вопросу о покупке участков целесообразно вернуться после утверждения Плана территориального развития Татарстана.

Зато Верхнеуслонский райисполком пресловутого плана дожидаться не стал: 1 марта 2008 года принял постановление о продаже арендованных Сабитовым участков с публичных торгов. А 4 марта в газете «Волжская новь» появилось объявление, что участки идут одним лотом с еще 8 участками - всего 1298 га. Начальная стоимость лота - 20 миллионов рублей. Тем самым исчезла возможность выкупа предпринимателем своих земель на торгах – для частного предпринимателя сумма неподъемная, да и претендовал Альмир Сабитов лишь на «свои» 15 гектаров. Благо в постановлении исполкома объ-единения участков не предусматривалось.

Исполком известил Сабитова письмом от 26 марта, что права на выкуп своей земли он в любом случае не имеет. Причина - не сдает отчеты в органы государственной статистики. Несмотря на то, что в силу закона единственным основанием для отказа в выкупе является ненадлежащее использование земельного участка. В то же время до этого момента никаких претензий по отчетности или о ненадлежащем использовании земли к предпринимателю не было.

4 апреля 10 участков одним лотом приобрело ООО «Свияга», аффилированое с горнолыжным спортивным комплексом «Казань», скупившим в Верхнеуслонском районе уже огромное количество земли. Что немудрено. Акциями комплекса еще в прошлом году пополам владели Минземимущество и… ООО «Свияга».

Сабитов обратился в арбитраж, и результат не заставил себя ждать. Через неделю, 11 мая, неизвестные подожгли сельскохозяйственные насаждения. Несмотря на заявление в милицию, уголовное дело не возбудили, а райисполком через три дня издал специальное распоряжение о проверке хозяйства. Таковые проведены 19 и 22 мая, а также 14 июля. Большинство проверяющих специалистов исполкома, по словам Сабитова, - непосредственные участники проведения торгов по продаже земли. О проведении проверок Сабитова, естественно, не уведомляли, объяснений не брали, в своих актах игнорировали очевидные факты деятельности хозяйства.

В качестве проверяющих явились и представители лесхоза: обязали перенести ульи для пчел на другое место в разгар медоноса, из-за чего погибли пчелосемьи и пропало более 500 кг меда. На запрос Сабитова узаконить установку ульев в лесном фонде ответа не последовало.

В настоящее время ООО «Свияга» судится с Сабитовым в Арбитраже РТ, добиваясь признания его договора аренды от 2003 года то «недействительным», то «ничтожным», ссылаясь на то, что на момент заключения договора аренды крестьянско-фермерское хозяйство Сабитова не было зарегистрировано как юридическое лицо. Однако форма действия КФХ предполагает регистрацию только в качестве индивидуального предпринимателя. На предварительном заседании ООО «Свияга», представитель местной администрации, представители Министерства земельных и имущественных отношений (далее МЗИО) заявили, что договор аренды со стороны МЗИО подписан неуполномоченным лицом с превышением своих должностных обязанностей. Ранее, в течение четырех лет, государство в лице МЗИО исправно получало арендные платежи за землю, и ни у кого не было вопросов по поводу ничтожности договора аренды.

«Теперь решили уголовное дело состряпать, раз в арбитраже не вышло, - считает предприниматель. - Так называемый «потерпевший» и его сожительница полную ахинею несут, но их всерьез слушают и, не исключено, что сами текст заявления диктовали».

 Такой вот земельный рэкет.

Письмо прислал Альмир САБИТОВ

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
10 июля

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?