47 (905) в продаже с 6 декабря 16+

Финансовое пиратство

5 января 2007

Экономика в нашей стране развивается быстрыми темпами, с этим не поспоришь. Так хотелось бы говорить исключительно о позитивных моментах, положительных тенденциях и радужных перспективах, однако это не всегда получается. По мнению ведущих экономистов, сегодня одной из крупнейших проблем, стоящих на пути нормального развития российского бизнеса, являются корпоративные захваты или недружественные поглощения предприятий. Иначе говоря, рейдерство.

РЕЙДЕРСТВО ПО-РОССИЙСКИ

К слову, о том, кто такие рейдеры мы, россияне, узнали благодаря культовому фильму «Красотка». Помните, герой Ричарда Гира – обаяшка-бизнесмен, был занят тем, что скупал предприятия и делал на этом миллионы?    Итак, на Западе рейдерство - высокоинтеллектуальный и высокодоходный бизнес, причем, вполне законный. Рейдеров там метко называют «санитарами бизнеса» - особой радости их деятельность не вызывает, но пользу они, несомненно, приносят, освобождая компании от неквалифицированного менеджмента, заставляя руководителей правильно оформлять документы и вести дела по закону. Наделал ошибок и потерял компанию? Сам виноват. В принципе, процесс этот естественен и закономерен: неэффективный собственник рано или поздно уступит свои активы более деятельному и умелому хозяину.

Однако Россию, как обычно, «аршином общим не измерить», и рейдерство у нас тоже особое, чаще всего с криминальным уклоном. Поглощение предприятий приобретает все больший размах и все больше смахивает на обычный бандитизм. И, как ни парадоксально, наиболее лакомыми кусочками для рейдеров являются не умирающие предприятия, как на Западе, а рентабельные,  динамично развивающиеся, демонстрирующие  устойчивый рост и занимающие ведущие позиции на рынке. Иными словами, те, завладеть которыми выгодно со всех точек зрения. Так что звучащие иной раз утверждения, будто бы перераспределение собственности путем поглощений приводит  в  бизнес более эффективных собственников, мягко говоря, несостоятельны. Более того, за ними обычно угадывается голос заказчика – заинтересованного лица.

Если уж проводить военные аналогии, наши рейдеры берут объект на абордаж, идут в лобовую атаку, не стесняясь в средствах. Анализ  сложившейся  практики захватов  показывает, что  серьезный ущерб от рейдерства несут не только отдельные компании, пострадать могут и целые отрасли, а суммарные потери отражаются на экономике страны в целом. Не подумайте, что это преувеличение: Правительство в Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 года обозначило криминальные корпоративные захваты как угрозу национальной безопасности страны. Кстати, о Концепции. Поскольку самостоятельно защититься от  покушений, создать механизмы защиты наш рынок оказался не способен, возникла острая необходимость в государственном регулировании данного вопроса. В минувшем году Правительство РФ одобрило Концепцию развития корпоративного законодательства на период до 2008 года. Частично она уже реализуется в законопроекте «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», который в ближайшее время будет внесен в Государственную Думу. Предполагается, что этот документ затронет нормы действующего арбитражного процессуального законодательства и законодательных актов, регулирующих деятельность акционерных обществ, товариществ и кооперативов. Кроме того, Торгово-промышленная палата разработала и предлагает Госдуме принять поправки в Уголовный кодекс, ужесточающие наказание за рейдерство: виновных в незаконном поглощении предлагается сажать на двадцать лет с конфискацией имущества, а судей, вынесших заведомо неправосудное решение в пользу участников криминального захвата предприятия, – на десять.

ГЛАЗА ЗАВИДУЩИЕ, РУКИ ЗАГРЕБУЩИЕ

И не стоит думать, что рейдерство – это явление сугубо столичное, нас, периферийных жителей, не касающееся. Напротив, в Приволжском  федеральном округе нет ни одной области, где бы не были отмечены попытки осуществить корпоративный захват. Атакам подверглись крупнейший в России производитель газетной бумаги Балахнинский ЦБК «Волга» и один из лидеров своей отрасли Нижегородский масложировой комбинат. В Саратовской области под ударом оказались ОАО «Завод «Серп и молот», ОАО «Элмаш», ОАО «Рефлектор», ЗАО «Строительный завод стройматериалов». В Татарстане проводились нападки на ОАО «Нижнекамский завод строительных и металлических конструкций», ФГУП «Казанское протезно-ортопедическое предприятие», ГУП «Судоходная компания «Татфлот». В Волгоградской области в поле зрения желающих поживиться за чужой счет попали ОАО «Волгоградский тракторный завод» и ОАО «Волго-градский моторный завод». В Самарской области идут затяжные бои вокруг ЗАО «СМАРТС» и  ОАО «Тольяттиазот»… Этот перечень, разумеется,  далеко не полный. Подобные примеры имеются в Башкортостане, Чувашии, Мордовии, Удмуртии, Марий Эл, в Пермском краю,  Пензенской, Оренбургской и Ульяновской областях.

Практика слияний и поглощений  показывает,  что действуют захватчики во всех случаях практически одинаково, по четко отработанной схеме. Сначала - инициирование огромного числа проверок, покупка миноритарного пакета акций жертвы, проведение с привлечением сотрудников правоохранительных органов обысков и выемок, публикация в печатных и электронных СМИ явно заказных материалов негативного характера. За этим обычно следует проведение общих собраний акционеров в отсутствие крупных акционеров, смена органов управления, силовой захват предприятий силами правоохранительных органов, судебных приставов и частных охранных предприятий. И, наконец, итогом является распродажа активов.

Если честно, легкость, с которой рейдеры используют представителей структур и ведомств, по определению обязанных защищать интересы государства  и законных владельцев, действуя строго в рамках закона, настораживает. Чтобы не быть голословными, приведем пример – расскажем о попытках осуществить  корпоративный захват крупнейшего поволжского сотового оператора ЗАО «СМАРТС». Судебной фазе этой истории предшествовали события, достойные детективного романа. Потребовались  многочисленные судебные тяжбы  между группой «Сигма»  и ЗАО «СМАРТС» в арбитражных судах Самарской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, города Москвы, чтобы  приблизиться  к финальной  точке в затянувшемся конфликте. Что интересно, среди всех возможных вариантов развития событий, реализованными почему-то оказывались именно те, что были выгодны рейдерам…

Напомним, что перелом в отношениях  ЗАО «СМАРТС» и рейдера наступил  только в конце октября-ноября 2006 г., когда   апелляция  подтвердила решение самарского арбитража, по которому «Сигма» была выведена из состава акционеров компании. А  спустя два дня Федеральный Арбитражный суд отменил решение арбитражного суда Санкт-Петербурга и апелляционной инстанции о передаче 20% акций сотовой компании  СМАРТС ООО «Сигма Капитал Партнерз» (СКП).

Между тем, конфликт пока так и не получил завершения. В данный момент все зависит от решения Федерального арбитражного суда Поволжского федерального округа по делу о переводе прав и обязанностей покупателя при отчуждении акций ЗАО «СМАРТС» по иску Константина Кирюшина к Андрею Скворцову и ООО «Маршал Капитал Партнерз» (ныне – ООО «Сигма Капитал Партнерз»). Арбитражный суд Самарской области и апелляционная инстанция уже  рассмотрели это дело и приняли решение в пользу истца. Удовлетворив требования Константина Кирюшина и переведя на него права и обязанности покупателя акций ЗАО «СМАРТС», тем самым  суд исключил «Сигму» из числа акционеров ЗАО «СМАРТС».

Рассмотрение дела в Казани кассацией Поволжского округа должно состояться совсем скоро – в середине января. Казалось бы, исход процесса предугадать несложно, однако происходящие события заставляют насторожиться. Так, 21 ноября 2006 г. судья Федерального арбитражного суда Поволжского округа А.Я. Шагирмуратов вынес определение, которым удовлетворил ходатайство «Сигмы» о приостановлении исполнения решений Арбитражного суда Самарской области и апелляционной инстанции. Решающим для судьи доводом послужило предоставление «Сигмой» встречного обеспечения. Суть требования сводится к обеспечению возмещения другой стороне по делу возможных убытков, в случае, если таковые возникнут вследствие приостановления. Как известно, по закону встречное обеспечение предоставляется в размере оспариваемой суммы. Странность принятого решения заключается в том, что суд руководствовался не рыночной стоимостью акций ЗАО «СМАРТС», а номинальной! Суд не принял во внимание, что рыночная стоимость акций ЗАО «СМАРТС», как было установлено ранее, составляла 260 000 долларов США (что более 7 миллионов рублей), но никак не 750 тысяч рублей.  Характерно, что Концепция развития корпоративного законодательства предусматривает, что по прошествии даже незначительного времени с момента создания общества акция либо доля приобретает действительную стоимость, которая не имеет никакой связи с номинальной стоимостью. Можно только сожалеть, что данное положение Концепции пока не реализовано, так как подобная норма в арбитражном процессуальном законодательстве существенно защитит права и интересы компаний.

Конечно, можно предположить, что судья Шагирмуратов не знает, что номинальная стоимость акции ни имеет ничего общего с их действительной и рыночной стоимостью, и предоставление встречного обеспечения в размере их номинальной стоимости не может даже теоретически покрыть возможные убытки от принятия подобных мер. Но от этого не легче, ведь дело-то попало именно к нему.

Или возьмем другой случай, когда судья Федерального арбитражного суда Поволжского округа М.М. Сабиров 6 декабря 2006 г. отменил назначенные Арбитражным судом Самарской области в интересах Константина Кирюшина обеспечительные меры в виде ареста 20% акций оператора, которые по решению Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области отошли к рейдеру. При этом были существенно нарушены  нормы арбитражного процесса и принято весьма спорное решение. Жалобы на действия судей, поданные господином Кирюшиным, возможно, и возымеют должный эффект, однако вопрос о случайности действий судей Федерального арбитражного суда Поволжского округа снимут вряд ли.

Трудно понять, чем руководствовался суд в другом своем решении.  Первоначально заседание по отмене обеспечительных мер по делу на счет 5 акций было назначено на  февраль 2006 года.  ООО «Маршал Капитал Партнерз» (МКП) подало ходатайство о переносе заседания. По каким основаниям? Во-первых, якобы их юрист занят на другом деле и не может присутствовать на данном заседании (хотя это не является причиной для переноса). Во-вторых, МКП в скором времени пообещало представить новый устав в связи со сменой названия на ООО «Сигма Капитал Партнерз» СКП. Юристы, представлявшие интересы К.Кирюшина, предъявили  суду документы, заверенные налоговой инспекцией, о том, что МКП сменило название на СКП еще в… октябре 2005 г. Суд данные документы не принял и все-таки перенес заседание, тем самым  затянув процесс.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Чем закончится конфликт между ЗАО «СМАРТС» и «Сигмой», сказать пока сложно. Безусловно, хочется верить, что правосудие свершится и справедливость восторжествует. Однако, глядя на уже принятые казанскими судьями решения, невольно начинаешь в этом сомневаться.

И ладно бы еще приведенный пример попытки поглощения успешной компании относился к разряду единичных случаев. Что самое печальное, имя им – легион. И, стало быть, в нашей многострадальной стране полным ходом идет очередной этап криминального передела собственности.  

НАША СПРАВКА

Изначально термин «рейдерство» применяли военные историки. Он означает совокупность самостоятельных боевых действий одиночных или нескольких кораблей, подлодок и самолетов с целью уничтожения (по возможности захвата) судов с грузами, боевых кораблей противника. Ныне под рейдерством подразумевают целенаправленный захват собственности при помощи судебных решений.

АЛЕКСЕЙ ПЛАТНИКОВ

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
6 декабря

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?