28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Дом для плохишей

16 февраля 2007

«…Я нахожусь дома вдали от дома…», «…я вас никогда не забуду…», «…я вам обязан всем…», «…если бы не вы, я не знаю, что бы со мною стало…» - эти слова признательности и благодарности я читала в письмах подростков, адресованных своим учителям и педагогам. Ребята их пишут, покидая стены Республиканской специальной общеобразовательной школы закрытого типа для детей и подростков с девиантным поведением.

Эта необычная школа закрытого типа для ребят с девиантным поведением открылась несколько лет назад.  Расположена она в поселке Левченко. Наверное, читая вывеску, непросвещенные горожане гадают, что же означает это мудреное слово «девиантное»? Объясняем: «девиация» – это отклонение от правильной линии. То есть за невысоким забором проживают, грубо говоря, отъявленные хулиганы. До того, как попасть в спецшколу, они воровали, вымогали, поджигали, угоняли – словом, вели аморальный образ жизни. Но поскольку возраста уголовной ответственности пацаны не достигли, единственное наказание для них - содержание в спецшколе, где подучат, присмотрят, а возможно, даже и перевоспитают, и из которой так просто не убежишь. Ведь выпускают из за-крытого учреждения лишь по истечении установленного судом срока - у кого это год, а у кого и три. Свидания с друзьями «с воли» воспитанникам запрещены, видеться можно только с родней.

Несколько лет назад предполагалось, что после завершения ремонта и реконструкции школы в ней будет учиться и исправляться сотня мальчишек. Говорили: маловато на республику. Однако власти обещание не выполнили: второе здание школы до сих пор не введено в строй. Сегодня в школе проживает лишь 58 детей.

- Потребность, конечно, намного больше, - говорит директор школы Нафис Галлямов. – Мы могли бы принять большее количество детей, но не позволяют условия. Вот уже в течение нескольких лет не могут достроить второе здание школы. Я не понимаю, почему мы так неуважительно относимся к своему будущему? Ведь это - ДЕТИ, да, вчера они были хулиганами, но они имеют право на реабилитацию. Почему другие школы возводятся в течение полугода, а нашу не могут достроить вот уже несколько лет? Почему мы стали такими черствыми, равнодушными? Ведь ребенок не виноват, что его мать или отец алкоголики. В детях нужно воспитать чувство ответственности за себя и за товарищей, уверенность в своих силах и в завтрашнем дне. Самое главное, им нужно доверять! Понять и поверить!

И директор ребятам доверяет и безоговорочно верит в них. Не доверял бы – не приглашал бы их к себе домой, не ездил бы с ними в походы, не выезжал на природу. За два года воспитанники этой школы посадили 123 тысячи (!) саженцев сосны и ели и продолжают следить за ними, за что и были награждены дипломом Министерства экологии и природных ресурсов РТ. Благодаря этим же ребятам лебедь на озере Лебяжье снова стал белоснежным. 

- В том, что дети совершают проступки и преступления, виновато равнодушие их родителей, – продолжает директор. - К категории сильно пьющих родителей теперь прибавились сильно работающие. Если у первых дети голодные, то у вторых - сытые и одетые, но такие же брошенные и неблагополучные...

- А в вашей школе есть такие? - спрашиваю я.

- Конечно, есть. Вот мальчик из материально благополучной семьи. Родители в состоянии ему машину купить, если попросит, но сам он им не нужен. Результат очевиден – их ребенок сегодня вынужден находиться в закрытой спецшколе.

По словам педагогов школы, некоторых двенадцати-тринадцатилетних ребят, поступивших к ним в школу, приходится обучать азбуке, учить читать, считать. Многие и не помнят, когда в последний раз сидели за партами.  Учителям приходится начинать с самых азов: какие есть буквы, какие цифры. А после обычных уроков мальчишки осваивают слесарное и швейное дело, мастерят различные фигурки из глины, пластилина, расчищают снег в школьном дворе. Вечером - домашние задания, тренажерный зал, библиотека. По телевизору - только новости, безобидные передачи про животных. 

- Верите в перевоспитание? – интересуюсь у директора. 

- Если бы не верил, не сидел бы за этим столом, не бегал бы по всевозможным ведомствам и министерствам, выбивая  нужное для своих детей. Все 58 – это мои дети. Весь коллектив школы верит в них. К нам сюда приезжают работать из Юдина, из Залесного, хотя могли бы найти работу ближе к дому. Но не ищут, потому что твердо верят, что из этих ребят можно вылепить настоящих людей. Знаете, как интересно с ними работать! Да, сначала трудно, ведь к нам они поступают чуть ли не одичавшими, приходится им объяснять, что здесь не улица и жить по законам улицы не получится. Период привыкания у всех проходит по-разному. Потом, когда они уже привыкнут, начинают каждое слово впитывать как губка, взрослеют и развиваются на глазах. Эти ребята начинают осознавать свою нужность. Конечно же, полностью перевоспитать их невозможно. Но вот подкорректировать, поправить, развить хорошее, а плохое, наоборот, заглушить - реально.  Если хоть маленькая часть из них станет нормальными людьми, значит, мы не зря с ними работаем.

- А сбежать из вашей школы можно? - интересуюсь я. - Ведь у вас тут ни милиции, ни колючей проволоки, а мальчишки-то - оторви да брось!

- Сбежать при желании можно отовсюду. Тем более, у нас во дворе до сих пор нет нормального освещения. Но наша задача - сделать так, чтобы и желания не возникало.

ГЮЗЕЛЬ ШАГИМАРДАНОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

12 августа