48 (906) в продаже с 13 декабря 16+

Жизнь? Игра!

23 марта 2007

О режиссере Владимире Чигишеве хочется говорить в его стиле – легко и эмоционально, весело и непринужденно. «Я счастливый человек, – говорит он, – с удовольствием иду на работу, а потом  с удовольствием возвращаюсь домой».  Счастье искрится в его ослепительной улыбке, раскатистом смехе и лучится в глазах. Он с удовольствием говорит о себе, театре, Казани, жене и недавно родившемся сыне.

– Владимир Борисович, почему режиссура? 

– Моя мама работала в театре, поэтому я вырос в театре, правда в музыкальном. Мне тогда очень нравился дирижер: махнет палочкой и оркестр играет. Он ходил, всем командовал и я захотел быть дирижером. Потом мнение поменялось, я собирался стать актером. Однако рос далеко в Сибири, в городе Омске. Там не было актерских курсов, а ехать в Москву или Питер я поленился, да и не чувствовал в себе уверенности. Тогда я поступил в институт физкультуры. Однако это было не мое,  я все же поступил в ГИТИС и стал осваивать профессию актера музыкального театра. Через какое-то время понял, хочу быть режиссером. Вот так извилистым путем я и пришел в эту профессию.

– Как складывалась ваша карьера?

– Я специалист по ТЮЗам. До Казанского ТЮЗа  работал три года в Нижегородском ТЮЗе, двадцать лет в ТЮЗе Ростова. Ушел из Ростовского молодежного академического театра потому, что проработав там 20 лет, я все, что мог сделать, сделал, и для того, чтобы как-то обновиться, надо было уйти. Говорят же, что каждые семь лет нужно менять профессию и место жительства. Вот я и поменял. Сама по себе структура театра везде одинаковая. А вот Казань от Ростова очень отличается. Казань все же культурная столица республики. И менталитет у людей другой, и спектакли им нравятся другие. До того, как переехать сюда, я несколько раз был в Казани. Но приезжал очень давно, лет семнадцать тому назад, и Казань была совсем другая. Когда два года назад я приехал в город снова, то не узнал его.

– Тяжело далось решение переезда? Все же двадцать лет в Ростове, все привычное, родное.

Как-то так получилось, что я очень быстро решил сюда переехать. Приглашение из Казани пришло буквально через два часа после того, как я объявил в Ростовском ТЮЗе о своем уходе. Мне хотелось на вольные хлеба, и не хотел я больше быть главным режиссером, который, в отличие от обычного режиссера, привязан к определенному театру. Я вел переговоры с театрами и претендовал на место вольного режиссера, но выяснилось, что главный режиссер более востребован, чем режиссер. Вообще приглашений о работе было много.  Но после приглашения из Казани я решил: конечно Казань! Вот так все и сложилось.

– Какой вы режиссер, строгий или демократичный? Актеры имеют возможность импровизировать?

Я очень хороший режиссер, демократичный, пушистый, мягкий, талантливый. Однако я более двадцати лет работал в театре не даром и зубы точил. За улыбкой нежного режиссера просвечивают волчьи клыки.  Театр предполагает творческую и организационную дисциплину. Режиссер принимает решение, а актер должен быть исполнителем. Если я соглашусь быть актером, тогда мы поменяемся ролями, и я буду делать то, что мне скажет режиссер. Это нормально. Вместе с тем, моя абсолютная, глубокая убежденность в том, что главное лицо в театре – это актер. Ведь именно он – самое основное выразительное средство театра. Если актер раб и исполняет только то, что ему говорит режиссер, то это плохой театр. Я стараюсь, сохраняя дисциплину, дать актерам возможность реализоваться. Тем более, актеры замечательные, инициативные. Такая труппа была сформирована еще до меня. Здесь очень хорошие, крепкие традиции. Есть театры, где главная задача – сожрать режиссера, сожрать друг друга, предъявляя друг другу бесконечные претензии. Это в актерской природе. В Казанском ТЮЗе такого нет, по крайней мере, я не почувствовал. Я вместе с актерами принимаю решение, но последнее слово, конечно, за мной. Я бы сказал так: я не над актерами, а первый среди равных.

– Вы можете назвать личные качества, без которых ваша карьера не сложилась бы?

Наверное, это воля к победе и умение трудиться. Профессия режиссера помимо таланта предполагает большую физическую выносливость и терпение.

– Как правило, человек, не связанный с театром, видит только конечный результат. Но наверняка всем интересно, как создается та или иная постановка…

Я ставлю спектакли четверть века. Поначалу, когда я смотрел свои постановки, у меня был страх, ужас, мне казалось, что это не я делаю. Есть режиссеры, которые все рассчитывают и прописывают. Я тоже готовлюсь к репетициям, но работаю интуитивно, сознательно иду к подсознательному и, как правило, достигаю цели. Слава Богу, я работаю в театре, потому что все можно изменить: сегодня сказал так, а завтра эдак. Театр – это живое дело.

– А как выбирается репертуар театра?

– Репертуар театра строится по возрастному принципу. Для самых маленьких, для подростков – это, кстати, самый сложный возраст, когда дети перестают верить в условности и театр не принимают, и для взрослых. Ну и конечно, мы выбираем по жанрам. Обязательно нужны как классические, так и современные постановки. Когда я пришел в театр, в репертуаре не было ни одной современной пьесы. Сейчас есть. Еще я заметил, что в Казани самый востребованный жанр – мело-драма. Чтобы было немного смешно, забавно и чтобы обязательно поплакать. В Ростове же любили комедии, такие, чтобы ухохотаться. Я, кстати, тоже люблю мелодрамы. А еще мне нравится Чехов. Я люблю, чтобы шатало психику, и зритель переходил от одних эмоций к другим.

Плюс ко всему мы выбираем пьесы по актерам. Глупо браться ставить Гамлета, если его некому сыграть. Вот мы ставили Ромео и Джульетту, так как есть замечательные молодые актеры, но если бы их не было, даже если бы мне хотелось поставить этот спектакль, я бы его не смог поставить. Сейчас мы репетируем «Очень простую историю» Ладо. Вот так и складывается репертуар.

 – Не было ли желания самому написать пьесу и поставить по ней спектакль?

Ой, нет-нет! Теперь уже, на закате лет, я понял, что я правильно выбрал профессию. Скажем, мне в Ростове предлагали кино снять. Я отказался.

– Самому выйти и сыграть не хотелось?

Никогда. Я актер для актеров. На репетициях я для них играю.

 – Что для вас главная благодарность зрителей? Всегда ли вас понимают?

Если зал стоя аплодирует, значит, мы добились того, чего пытались добиться. Для актера, да и для меня, очень важен адреналин. Главная благодарность от зрителей – это и есть адреналин, энергообмен между актерами и залом. Иногда прихожу на спектакль и плачу, совершенно забыв, что это моя постановка. Недавно свой «Дикий» посмотрел, мне так понравилось, сказка вроде бы, а так хорошо актеры играют. Не так давно критики Рома Должанский и Олег Раевский смотрели «Ромео и Джульетту». Так вот, они говорили, что такого приема, как у нас, не видели нигде! Когда актеры вышли на поклон, реакция у зрителей была такая, как на стадионе после забитого гола.  

– Какие у вас любимые женские образы в искусстве, литературе и в жизни?

 – Любимый женский образ, наверное, Джульетта…  Меня вообще больше трогает женская тема, мне интереснее ставить постановки про женщин.  Меня потрясает возможность женщины родить ребенка. Это же чудо. Важно только, чтобы в женщине была женственность.

– Какой вы семьянин?

– Дома я мягкий, мне хватает того, что я тут руковожу. Я стараюсь во всем помогать жене. Сыну всего месяц, и ей очень нелегко.

– Члены вашей семьи приходят на спектакли?

– Старший сын живет и работает в Питере. Он приезжал сюда, смотрел «Ромео и Джульетту» и «Череп мой любимый». Ему нравится театр. Другой сын не приезжал. Моя вторая жена – балетмейстер, она ходит в ТЮЗ на работу. Она ставила со мной все спектакли, начиная с «Дикого». А вот сын, которого зовут Владимир, пока еще в театр не ходил. Приведем его смотреть спектакли в возрасте семи лет! По моим наблюдениям, дети очень любят театр. Ведь театр – это игра.

– Какие цели в профессиональном и личном плане вы ставите сейчас?

– Сейчас хочу сделать наш театр более популярным. Пока у нас есть только один спектакль, на который билеты раскупаются мгновенно, и их нет на два месяца вперед. Это «Ромео и Джульетта». Если в репертуаре появятся хотя бы еще три такие постановки, то театр станет популярным. А в личной жизни хочу воспитать сына. Казанца!

ЭЛЬВИРА РАХМАТУЛЛИНА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
13 декабря

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?