28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Здравоохранение больно

30 апреля 2007

Вот уже два года в стране реализуется национальный проект «Здравоохранение». Выступающие в СМИ политики и чиновники регулярно информируют граждан о положительных подвижках, о том, что где-то что-то строится, реорганизуется, меняется и, конечно, улучшается, непременно улучшается! Однако не ошибусь, если скажу, что обычному человеку, чей глаз не вооружен очередным бюрократическим отчетом, бодро рапортующем об успехах, свершившиеся перемены практически не заметны.

Размышления на эту невеселую тему – в беседе нашего корреспондента с членом Общественной Палаты РТ, председателем общества хирургов РТ, Заслуженным врачом РТ и РФ, профессором Дмитрием Красильниковым.

- С тех пор, как нацпроект начал реализовываться, прошло около двух лет – срок достаточный, для того чтобы можно было подвести некие промежуточные итоги. Позитивные изменения, конечно, есть. Целому ряду медицинских учреждений были выделены солидные средства на закупку оборудования и реконструкцию. Так, РКБ получила 600 миллионов рублей. В результате чего в больнице появился рентгеновский компьютерный томограф. В этом году начали работать ангиограф и магнитно-резонансный томограф. Великолепно оборудовано отделение реанимации и интенсивной терапии, полностью реконструирован операционный блок. В таких условиях и операция идет лучше, и больной поправляется быстрее. Однако совершенно очевидно, что все это лишь разовое вливание, и никаких принципиальных вопросов оно не решает. Это все равно, что для решения проблем бездомных закупить бомжам теплую одежду и обувь, утеплить их подвалы, накормить раз-другой досыта… Сами понимаете, такие меры одномоментны. Это не тот уровень, на котором государство должно решать наболевшие вопросы. Покупка нового оборудования, автомобилей, повышение зарплаты отдельным группам – это меньше чем полумеры, это похоже на показательные акции в рамках предвыборной кампании, а реальной помощи здравоохранению нет. Пройдет немного времени, и все вернется на круги своя. Идеологически, методологически ничего не меняется.

- Зададимся извечными русскими вопросами – кто виноват? и что делать?

- Я неоднократно на всех уровнях озвучивал причину. Дело в том, что разработкой и реализацией концепции, идеологии нацпроекта занимаются люди, далекие от медицины. Возможно, они имеют высшее медицинское образование, но не проработали по специальности ни дня, а потому не представляют себе, что именно собираются реформировать. Что же касается второго вопроса, то, на мой взгляд, необходимо увеличить финансирование минимум в два раза и изменить методологию медицинского образования в России.

- Увеличение финансирования подразумевает повышение окладов медицинским работникам? Но ведь не так давно многим из них существенно прибавили зарплату.

- Я имею в виду не только повышение окладов медикам, хотя и это, безусловно, нужно сделать. Речь идет о стабильном высоком финансировании, без которого невозможно оказывать людям эффективную помощь. Так, в начале разговора я говорил вам о том, что в РКБ установили рентгеновский компьютерный томограф. Он бесперебойно работал в течение четырех с половиной лет, но вот уже четыре месяца, как оборудование простаивает, потому что для техобслуживания нужны большие деньги, а их нет. Еще, к примеру чтоб содержать в надлежащем порядке в клинико-диагностической лаборатории самый обычный аппарат для биохимических экспресс-анализов, нужно 250 тысяч рублей в год. А сколько таких аппаратов в РКБ?.. Для поддержания нормальной работы РКБ требуется ежегодно около 200 миллионов рублей, а нам выделили 3,5 миллиона. Поэтому можно с уверенностью сказать, что при имеющемся финансировании скоро придет в упадок все прекрасное оборудование, установленное в рамках нацпроекта. Что же касается повышения окладов врачам общей практики до 10 000 рублей, то это проблемы низкого уровня жизни врачей, конечно, не решило.

- Думаю, скорее даже добавило дополнительных проблем. Теперь больные нередко слышат, мол, идите к врачу общей практики – они теперь много получают, вот пусть и лечат.

- Я думаю, налицо реализация принципа «разделяй и властвуй». Одним прибавили, другим нет - подобное неравноправие порождает вражду, а враждующими легче управлять. Небольшой процент медиков стал получать больше, а что же остальные? Санитарки в оперблоке получают 1300. Ничего удивительного, что сейчас в РКБ их на 70% недобор. Теперь у нас «санитарят» медсестры, но скоро уйдут и они – кому хочется работать за 2300?! Не верьте, что врачи зарабатывают по семь – десять тысяч, как получали 4000, так и получают. А чтобы заработать больше, надо брать дополнительные дежурства, совмещать и пр.

- Вот мы и подошли к вопросу о кадрах. В такой ситуации совсем скоро лечить нас будет некому – медработники уйдут на заработки в другие сферы.

- Совершенно верно. А ведь еще Сталин говорил, что кадры решают все. Ни в одной стране мира так безобразно, наплевательски к своему народу не относятся. Во всем мире постдипломная подготовка врача занимает пять – восемь лет. И только у нас специалист, получив диплом о высшем медицинском образовании, в течение года пройдя интернатуру по специальности, получает сертификат и право на самостоятельную деятельность. Прямо как в Великую Отечественную: три-четыре года – и на фронт. Когда я учился, была, по крайней мере, субординатура: пять лет мы изучали общие дисциплины, последний год обучались по выбранной специальности. Я, например, будучи субординатором-хирургом, сделал самостоятельно 35 операций. Сейчас субординатуру ликвидировали, а постдипломная подготовка не достаточная.

Далее, врач должен постоянно учиться, получив категорию, каждые пять лет подтверждать ее, проходить переподготовку. Однако у нас есть случаи, когда люди по двадцать лет не проходят переподготовку, не подтверждают квалификацию. А зачем мне, думают многие, тратить нервы, силы, время, если разница между первой и высшей категориями – 200 рублей? Да и переподготовка осуществляется неправильно. Чаще всего врачи просто занимаются в учебных комнатах, слушают лекции. А ведь чтобы врач действительно чему-то учился, ему надо бывать не только на лекциях, но в операционных, перевязочных, приемном покое, диагностическом кабинете – в зависимости от специальности. И потом, изначально многие неверно выбирают профессию. Правильно организованная планомерная профориентация отсутствует, и молодежь идет учиться туда, где у родителей есть связи или в зависимости от того, сколько мама и папа накопили денег. Потом выясняется, что у дитяти нет ни желания учиться, ни способностей. В результате 70% выпускников по специальности не работают.

- Картина, прямо скажем, удручающая.

- Более чем. По решению Общественной палаты и комиссии по экологии и охране здоровья и безопасности человека было проведено анкетирование - выяснялось мнение населения о здравоохранении Казани. Так вот, 49% опрошенных казанцев считают, что квалификацию врачей необходимо повысить. Конечно, есть у нас великолепные центры, ведомственные медучреждения, где работают прекрасные специалисты, но там лечится лишь 10% населения. В целом же я могу прямо сказать, что огромное количество российских медиков имеют низкую квалификацию. Отсюда – многочисленные врачебные ошибки. Когда разбивается самолет и гибнут люди, в стране объявляют траур. А тот факт, что по вине низкой квалификации врачей, плохого обеспечения медикаментами, недостаточных возможностей диагностики в России ежедневно гибнут люди – это не катастрофа?! Смерть отдельного человека становится трагедией только для близких родственников, и никого более не волнует. Но самое страшное, что это не волнует и государство.

- Дмитрий Михайлович, вы упомянули об опросе. Судя по всему, отзывы звучали в основном негативные?

- 32% из тех, кто лежал в больнице, попали туда за деньги, 7% - по личным каналам, связям, 25% - с трудом. 72% больных, имеющих хронические заболевания, ни разу не вызывались в поликлиники для профилактического осмотра, то есть диспансеризация нарушена. Только 20% смогли по телефону записаться на прием к врачу, остальным пришлось рано утром приходить в регистратуру за талоном. 90% лечившихся в стационаре вынуждены были приносить в больницу свои лекарства. А это опять-таки результат недофинансирования. О чем говорить, если хирургическая койка стоит 394 рубля в день. Как можно содержать, кормить и лечить больного на эти деньги, когда некоторые препараты стоят по 50 долларов за ампулу? Вот и получается, что если человек тяжело заболел и попал в стационар, то его жизнь зависит от его платежеспособности. Не удивительно, что 50% опрошенных не верят в предполагаемые изменения в здравоохранении.

- А сами вы в возможность перемен верите?

- Я оптимист, и верю в лучшее. Как врач, руководитель хирургической клиники, член Общественной Палаты РТ молчать не могу, и оружие складывать не собираюсь. Хочу еще раз подчеркнуть: пока руководство страны не осознает необходимость кардинальных идеологических, методологических изменений в здравоохранении, лучше лечить в стране не станут. Те, у кого есть деньги и возможности, будут поправлять здоровье за рубежом или искать хорошего врача здесь, а подавляющее большинство, особенно это касается сельских жителей, будет лечиться у того, кто есть. И то, увы, не бескорыстно, учитывая нищенскую зарплату врачей.

АЛЬБИНА НУРИСЛАМОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

12 августа