28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Татарстан: прогноз развития

11 мая 2007

В середине апреля внимание новостных лент было приковано к теме вступления России в ВТО. С одной стороны, выявились некоторые подробности переговорного процесса. К примеру, выяснилось, что от нас требуют снять эмбарго на польское мясо, вернуть (или не повышать) таможенные пошлины на вывоз леса. С другой - появились пессимистичные прогнозы по поводу «пропуска» России в эту организацию. Авторитетные люди стали говорить, что в ближайшее время, как того хотелось бы российским чиновникам, вступление в ВТО точно не состоится.

ШОК НА ПОРОГЕ

Как бы то ни было, вопрос вступления в эту организацию и последствий этого шага касается и потому, по идее, должен волновать каждого россиянина. И в особенности - власть. В начале декабря прошлого года президент Татарстана на расширенном заседании правительства РТ сказал примечательную фразу: «Мы стоим на пороге шока перед вступлением страны в ВТО, и это надо осмыслить». И: «Мы можем стать сильнее, если раньше других усвоим предстоящие уроки». А следом поручил премьер-министру Рустаму Минниханову создать рабочую группу для изучения последствий вступления в ВТО для Татарстана.

Группу сформировали через месяц при Министерстве экономики и промышленности РТ и под руководством министра Бориса Павлова. В ее состав вошли руководители наиболее крупных предприятий республики. К сожалению, порадовать читателей свежей информацией с заседаний группы не могу - на них прессу решено «пока» не пускать (но даже если бы и пустили, идти все равно пока некуда - встречи переносятся).

СИЛЬНОМУ ГОСУДАРСТВУ ВТО НЕ СТРАШНА

В Татарстане о ВТО заговорили еще лет пять назад, одними из первых среди регионов России. С тех пор «готовимся». А к чему готовиться-то, пока не будут известны условия вступления? Да, положение у наших производственников затруднительное. Как, впрочем, и у их коллег из других регионов. Россия в целом к шагу в ВТО не готова. Регионы не знают точно, какие отрасли окажутся под ударом, и им придется принимать срочные меры по их защите. Что касается нашей республики, то в своем послании Госсовету 2007 года М.Шаймиев обозначил эти незащищенные, или малоконкурентоспособные, отрасли татарстанской экономики. Он назвал химическую промышленность, мебельную отрасль, фармацевтику, сферу финансовых услуг и страхования. К разряду весьма «чувствительных» к пересадке в открытый грунт ВТО отнес также авиастроение, автомобилестроение, сельскохозяйственное машиностроение.

 Итак, отрасли названы. Дело за разработкой мер господдержки и защиты. Но не отстранены ли регионы от переговорного процесса? Президент Торгово-промышленной палаты РТ Шамиль Агеев так не считает. «Татарстанцы, в первую очередь камазовцы, активно участвуют в переговорном процессе», - говорит он.

Еще одна проблема, обозначенная в части послания, посвященной вступлению в ВТО, - это высокий процент импорта и непропорционально быстрый его рост - 146% (130% в среднем по РФ). Так, импорт пластмасс и изделий из нее составил 182%, оборудования - 164% к уровню прошлого года. Импорт высок и в тех отраслях хозяйства, где мы вполне могли бы обойтись своими силами. К примеру, неплохо было бы снизить зависимость от дорогостоящих стройматериалов.

Но закавыка в том, что от региональных властей в вопросе повышения конкурентоспособности отечественных товаров, к сожалению, зависит далеко не все. Пока нет внятной промышленной политики на высшем уровне, дело с мертвой точки не сдвинется. Каким образом можно поддерживать промышленность, если нет у властей субъектов РФ таких механизмов? «Полномочия региональных органов власти недостаточны, чтобы повлиять на промышленную политику, - говорит Шамиль Агеев. - Необходимо перераспределение федеральных полномочий на места, особенно в сфере малого бизнеса, сельского хозяйства. Больше давать возможностей регионам и муниципалитетам». И дело не только в недостатке финансовых вложений в развитие отдельных отраслей. Потому что «если налогами будем продолжать душить предприятия, а они будут продолжать выпускать неконкурентоспособную продукцию, даденные деньги не помогут».

То есть в первую очередь политика поддержки могла бы выразиться в корректировке налогового законодательства, снижении налогового пресса на производителей. И если государство сильное, то в этом вопросе ему никакие ВТО не страшны. Ведь чем нас пугают, когда речь заходит об открытии торговых границ? Тем, что пострадает экономическая безопасность страны. Отрасли промышленности умрут - их продукцию задавит дешевый импорт, а население будет необходимо лишь для обслуживания нефтяной и газовой труб. И на карте на месте нашей страны будет написано «пустыня», как о том мечтали недружественные России западные политики. Но тут можно возразить, что к такому печальному концу вполне реально прийти и без всякого вступления в ВТО. Так, можно говорить о том, что в стране уже умерла легкая промышленность, приборостроение, умирает сельское хозяйство. И это произошло независимо от нашего вступления в ВТО. В то же время при желании ВТО действительно можно использовать как инструмент политического давления на нашу страну. Советский Союз обходился во многом своим производством - своей одеждой, может, не самой красивой и модной, своими стиральными машинами - может, и не самыми удобными и надежными. В общем, могли прожить без импорта, и в силу этого были экономически, а значит, и политически независимы. (При этом Советский Союз не проводил политику изоляционизма, он закупал технологии и оборудование для химического производства, точной металлообработки, легкой промышленности, автомобилестроения - вспомните ГАЗ и ВАЗ, построенные с привлечением американских и итальянских специалистов.)

Вообще, закрадывается подозрение, что внешнеэкономическая политика в России ведется как-то против логики. Не всякий импорт губителен - к примеру, завоз хай-тека нам сейчас жизненно необходим. Но - «Наши законотворцы, - говорит президент ТПП РТ, - собираются отменить нулевые таможенные пошлины для ввозимого в Россию высокотехнологичного оборудования. Мы выступаем за их продление, потому что эта мера доказала свою полезность, за короткий срок резко вырос импорт такого оборудования. Настаиваем на возврате «инвестиционной льготы», которая стимулировала промышленное перевооружение на предприятиях, позволяла решать накопившиеся вопросы в сфере амортизационной политики.

Я сейчас предлагаю ввести такую льготу в дорожном строительстве. Чтобы выводить из налогооблагаемой базы средства предприятий (независимо от форм собственности), направленные на строительство и обустройство дорог в целом, и особенно в сельской местности. Пока дорожное строительство тормозится. Возле аэропорта сооружают логистический центр. Как только он будет сдан, пойдут фуры, так что из Казани нельзя будет выехать. Дороги-то для движения этих фур не предусмотрены».

Кроме того, татарстанские производители предлагают способы, как спустить с небес цены на жилье. «Надо поощрять развитие местного производства стройматериалов, но при этом не давать монополистам возможности получать сверхприбыли», - говорит Шамиль Агеев. Каким образом? Вводя механизм по замораживанию сумм, превышающих средние нормы рентабельности в промышленности, на определенный срок и направлению их для развития социальной ипотеки в жилищные фонды субъектов федерации.

ДАЙТЕ ЖЕ УСЛОВИЯ!

Патриоты говорят, что наши правительственные либералы, которые и ведут переговоры с ВТО, об интересах России не пекутся и, вполне вероятно, пойдут в эту организацию на любых, даже самых кабальных для нас условиях. Но обратимся к тем, кто вхож в российские политические круги. Судя по всему, не все так страшно.

«Полной картины пока нет. Но чувствуется, что переговорщики отстаивают интересы страны. И в банковской, и в страховой сферах, и в сельском хозяйстве, и авиации, и автопроме, - говорит Шамиль Агеев. - Хотя процесс вступления в ВТО Россией политизирован (об этом говорят двусторонние переговоры с Грузией, предстоящие переговоры с Украиной), я думаю, что механизмы ВТО не позволят использовать организацию для политического давления на страну. Но ясно, что каждая страна пытается выторговать себе какие-то выгоды из вступления в организацию России. На сегодня наша сторона провела переговоры с 58 странами. И то, что в конечном итоге получится, - это вопрос договоренности. Например, Вьетнам обеспокоен тем, что есть ограничения по ввозу их риса по медицинским показателям. Они настаивают на том, чтобы мы свои ограничения сняли. Камбоджа считает, что мы должны простить им долг в 1,5 млрд. долларов и освободить от всяких пошлин их текстиль. Каждая страна хочет как-то использовать ситуацию в своих интересах. Но пока наша экономика развивается, с Россией считаются. Во всем этом процессе нас беспокоит инертность наших товаропроизводителей. Мы пытаемся их шевелить. 15 мая хотим собрать всех крупных производителей и ознакомить их с теми условиями вступления в ВТО, какие на тот момент будут».

А на сегодня известно следующее. Подготовлен проект сводного Графика тарифных уступок, охватывающий все 11 300 тарифных позиций и каждый год переходного периода.

По итогам переговоров начальный уровень связывания наших таможенных пошлин ни для одной ставки таможенной пошлины не ниже действующей в настоящее время, и ни одна пошлина не уменьшается с даты присоединения России к ВТО. Что касается сельхозпродукции, то на период до 2009 года включительно зафиксировано право Российской Федерации использовать тарифные квоты на три вида мяса (говядину, свинину, мясо птицы) в удовлетворяющих российскую сторону объемах и при достаточном уровне тарифной защиты. После 2009 года по итогам переговоров с заинтересованными поставщиками действие тарифных квот может быть продлено. При этом период продления не ограничен.

Будут снижены, а в ряде случаев отменены ставки ввозных пошлин на кожевенное и меховое сырье, а также на шерсть и текстильное сырье. Параллельно уже несколько лет в России снижаются с 10-15% до 0% импортные пошлины на технологическое оборудование и машины, а также на комплектующие к ним.

По доступу на российский рынок услуг подготовлен проект перечня специфических обязательств Российской Федерации по услугам. Россия согласилась принять обязательства по 116 секторам услуг из 155 секторов, предусмотренных классификацией ВТО (включая банковские и страховые услуги, услуги на рынке ценных бумаг, телекоммуникации, транспорт, дистрибьюторские услуги, услуги в области охраны окружающей среды, профессиональные услуги). Для защиты российских поставщиков финансовых услуг предусмотрено лишь частичное открытие рынка. Условно, за российскими поставщиками зарезервирована примерно половина рынка, а на второй половине российские поставщики могут конкурировать с иностранными. В банковской сфере иностранное участие разрешается только в форме создания в России банков с иностранными инвестициями или приобретения существующих российских банков. Как и сейчас, допускается 100%-е иностранное участие в капитале каждого отдельного банка. По 30 секторам принимаются обязательства без ограничений. Во всех секторах, где приняты обязательства, включая сектора, в которых приняты обязательства без ограничений, сохраняется право применять внутреннее регулирование торговли услугами.

«На переговорах в полной мере реализована принципиальная позиция, предусматривающая сохранение всех необходимых действующих инструментов регулирования иностранного присутствия на рынке в объеме, требующемся для поддержания нормальных условий конкуренции на внутреннем рынке и обеспечения беспрепятственного доступа потребителей к современным услугам. Сохранена возможность введения ограничительных мер в тех секторах, деятельность иностранных компаний в которых в настоящее время не регулируется, но в отношении которых в будущем может потребоваться введение таких мер», - рассказывает Шамиль Агеев.

Президент ТПП продолжает: «Не завершены многосторонние переговоры по системным вопросам и сельскому хозяйству. Необходимо достичь договоренности по максимально разрешенному для России объему господдержки сельского хозяйства. Так что, анализируя предварительные итоги переговорного процесса, я прихожу к выводу, что условия вступления РФ в ВТО удовлетворительны на данный момент, тем более, что у нас и в будущем остается место для регулирующей функции государства».

Что касается экспорта «при ВТО», то тут вопросов больше, чем ответов. Во-первых, основные льготы ВТО сосредоточены в торговле готовыми изделиями и наукоемкой продукцией, тогда как основу российского экспорта составляют пока сырье и топливо, которые допускаются на внешние рынки почти без ограничений. Во-вторых, структура российского экспорта крайне инерционна и не может быть быстро изменена в сторону индустриализации ввиду изношенности производственных мощностей отечественной промышленности, ее недогрузки и факти­ческого прекращения технического прогресса в стране. В-третьих, по мере преодоления кризиса растущий спрос на отечественную продукцию предъ­являет внутренний рынок, что уже привело к ряду ограничений на экспорт. Наконец, Россия уже сейчас имеет до-ступ к основному объему тарифных льгот, зафиксированных ВТО, через свои двусторонние торговые соглаше­ния со странами - членами этой организации.

КОМУ ВТО ВЫГОДНО?

Каковы плюсы и минусы вступления России в ВТО для Татарстана? По каким отраслям татарстанской экономики вступление в ВТО ударит больнее всего? Для каких оно будет выгодно? Эти вопросы в первую очередь волнуют татарстанцев.

В настоящее время на соответствие международным стандартам в нашей республике сертифициро­вано лишь 38 предприятий. С вступлением России в ВТО реальную конкуренцию на зарубежных рынках смогут составить не более 10-15 видов татарстанских товаров, в том числе продукция ведущих предприятий промышленного комплекса республики - КамАЗа, Нижнекамскнефтехима, Казаньоргсинтеза, Ка­занского моторостроительного производственного объединения, Казанькомпрессормаша. Несмотря на то что Татарстан относится к числу веду­щих субъектов в области внешнеэкономической деятельности, для нас станут актуальными не только вопросы продвижения продукции на зару­бежные рынки, но и сохранения позиций на внутреннем.

Самые тяжелые последствия непревентивного решения данного вопроса испытает сельское хозяйство республики. Да, производственные показатели развития аграрной отрасли Татарстана - одни из самых высоких в России. В настоящее время население Татарстана обеспечено в основном собственными продуктами питания. Но сельское хозяйство республики физически не может выдержать конкуренцию с европейскими странами, в первую оче­редь в силу несопоставимости биоклиматических условий, изношенности машинно-тракторного парка. Объективности ради надо отметить, что и в настоящее время сельское хозяйство ничем не защи­щено от внешней конкуренции, кроме обменного курса рубля, и уровнем транспортных издержек.

О самолетах. Надо отметить заметное оживление отечественного самолетостроения после долгих лет застоя, вызванное принятием конкретных решений Правительств России и Татарстана, разработкой действенных лизинговых схем. В то же время база для строительства самолетов в стране во многом кончилась - приборных заводов, например, нет. Оставшиеся мощности не готовы к тому, чтобы выполнять заказы, если они на них обрушатся. Элементарно - рабочих нет. Вступление России в ВТО приведет к утрате основного конкурентного преимущества самолетов «ТУ-214» - их относительной дешевизны - в силу навязываемого в рамках соглашений механизма ценообразования. При этом усилится конкуренция на внутреннем рынке, в том числе на рынке комплектующих, запасных частей и ремонтных работ.

 «Очевидно, что, если не восстановить в этой отрасли госзаказ или эквивалентные ему меры, российское гражданское авиастроение (и при, и без ВТО) так и останется один на один с проблемой выживания, - говорит Шамиль Агеев. - Однако направление, выбранное руководством республики в развитии отраслевых кластеров, я считаю, даст толчок развитию и росту и поможет экономике республики не только противостоять экспансии зарубежных производителей, но и получить заказы и обеспечить работой наших трудящихся».

Кредитная система. «На наш внутренний рынок все хотят войти. Банковские западные кредиты войдут - они дешевле. Уже сейчас долг перед Западом наших предприятий значительный. Бизнесу проще занимать на Западе, чем у себя из-за существенной разницы в процентных ставках. Если там кредит можно получить по ставке 5-6%, то у нас - от 12 и выше. И мы не можем обвинять наших товаропроизводителей. У нас в стране не создаются условия для конкурентоспособности нашего производителя. Например, в России малыми называются 1 миллион 26 тысяч предприятий. А производственных из них - 13%, инновационных и занимающихся научным обслуживанием - 2%. В Китае, например, вновь созданные инновационные предприятия освобождаются от налогов.

Самое страшное, что у нас старый парк оборудования. В Китае поощряется обновление основных фондов, чего не скажешь о нас. Мы должны создать такие условия, как у наших конкурентов. Тогда можно будет говорить о нашей конкурентоспособности. Пока у иностранных производителей более дешевые кредиты, больше доступ к сырью, информации, меньше административных барьеров», - подытоживает Шамиль Рахимович.

ЧТО ВЫ ОБ ВэТОм ДУМАЕТЕ?

…Не дожидаясь, когда же, наконец, республиканские промышленники соберутся на свое совещание и изрекут нечто такое, от чего все вокруг содрогнется, мы сами составили список предприятий Казани и стали их «допрашивать» на предмет того, чего они ждут от вступления в ВТО. Но мало, кто пошел на контакт. В результате могу говорить только о двух внятных ответах, причем диаметрально противоположных по смыслу. Так, удалось поговорить с замдиректора по маркетингу Казанского вертолетного завода Валерием Пашко, который высказался резко критически о перспективах своего предприятия в рамках ВТО. Сказал, что хлынет поток западной техники, это снизит шансы отечественных производителей; если не будет специальных оговорок и наши интересы не будут защищены, то прогноз развития отрасли отрицательный. То же касается и самолето-, судо-, автомобилестроения. Другим предприятием, директор которого дал ответ нашему журналу, был «Сантехприбор». Марс Латыпов заявил, что никаких страшных последствий не ждет, на сбыте его продукции вступление в ВТО никак не отразится. Мы, мол, и так сегодня находимся в глобальной конкуренции, как и другие российские предприятия, которые выжили в 90-е. И чувствуем себя уверенно не в последнюю очередь благодаря тому, что, хоть и не полностью, но прошли этап технического перевооружения.

То, что остальные производственники «отмалчиваются», говорит о том, что они не обладают всей полнотой информации. А значит, мы можем говорить о недостатке с их стороны стратегического видения развития своего предприятия в новых экономических условиях.

НАТАЛЬЯ САМАРЦЕВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

12 августа