42 (950) в продаже с 20 ноября 16+

Александр Таркаев: СПС – все еще либералы, но уже патриоты и немного консерваторы

22 сентября 2006

Давняя полемика вокруг новой программы партии «Союз правых сил» окончена. Наших политиков есть с чем поздравить – на недавнем съезде в Москве в качестве основного документа выбран вариант, представленный татарстанским региональным отделением.  Что это значит и каковы последствия данного  решения для республики, читайте в интервью с руководителем РО СПС в Татарстане, депутатом Госсовета РТ Александром Таркаевым.

- Александр Никитич, впервые в истории вашей  партии,  насколько мне известно, региональная организация разработала проект основной программы.

 - После нас ее еще доработал редакционный комитет. 9 сентября на итоговом заседании был принят компромиссный текст.

- Каковы параметры компромисса?

- Дело в том, что изначальный вариант  устроил далеко не всех. Конечно, в итоге программу приняли за основу, но с существенными оговорками. Основные идеи программы пойдут, но придется ее еще серьезно дорабатывать. В конце ноября предстоит очередной съезд партии, который окончательно утвердит программу в полном объеме, определит стратегию партии на выборах и завершит процесс объединения  с партиями правой ориентации. Мы будем держать вас в курсе о ходе этой работы.

- Вопрос, которому не один год:  сколько времени вы будете объединяться?

- Проблема в том, что Минюст сейчас чрезвычайно жестко проверяет партии. Уже не зарегистрировано порядка 16 партий. То есть список на ближайшие выборы, который предъявляют избирателям, сократится чуть ли не втрое.  СПС перерегистрировался и обладает полной легитимностью. Но наши потенциальные партнеры по коалиции пока испытывают трудности:  Партия развития предпринимательства, Республиканская партия Рыжкова - пока в стадии борьбы с Центризбиркомом и Минюстом. Важно, что на съезде присутствовали руководители этих партий, они программу приняли.

- То есть уже можно сказать, что эта программа стала объединенной программой правых на следующих выборах?

- Да. Но мы хотели, чтобы  программа была еще более правой, но там прозвучало странное сочетание – либерально-консервативная. Мне это самому до конца непонятно. Потребность сдвига именно вправо отчетливо ощущается. А также принятие на вооружение таких понятий как «национальный эгоизм» и «патриотический капитализм».

- Эти определения не кажутся вам взаимно исключающими?

- Вовсе нет. В последнее время наши товарищи по партии активно призывали поддерживать любые идеи, если они носят интернациональный характер – ВТО, Шенген и т.д.  Наша татарстанская версия программы исходит из того,  что мы  - молодая капиталистическая страна,  мы еще не готовы на равных конкурировать с крупнейшими государствами. Поэтому мы  считаем, что  нам пока  надо  защитить  интересы  своих предприятий и организаций. Если мы хотим это сделать, то должны провозгласить стратегию – «хорошо все то, что хорошо для  граждан России». В нашей программе эта позиция четко отражена.

 «Патриотический капитализм»  - тоже чрезвычайно важный тезис. Потому что патриотизм всегда свойственен именно консерваторам, представляющим национальный капитал. Вот пролетарий отечества не имеет - так записано в «Манифесте коммунистической партии».

- То есть отечество там, где деньги?

- Нет, деньги должны быть там, где отечество. Не должно быть офшоров. Все владельцы российской собственности  должны быть гражданами России. Российским компаниям должны быть предоставлены благоприятные условия. Нам больше не нужно заманивать к себе инвесторов. Этот этап мы прошли. Сегодня у нас есть деньги, есть Стабфонд, профицит. Своим должно быть лучше, чем чужим. Согласно этой концепции, нам не нужно приглашать «Тойоту»  и просить - построй нам завод. Мы можем сделать так, как делал в свое время Ленин. У него есть чему поучиться,  хоть он и наш идейный противник. Вспомните, тогда мы просто заказывали заводы. Мы вполне можем заплатить три миллиарда долларов из нашего Стабфонда  за  то, чтобы нам построили  завод под ключ.

 В этом году мы, по прогнозам, потратим около 20 миллиардов американских рублей на покупку легковых автомобилей за рубежом. То есть отдадим свои деньги на зарплату иностранным рабочим. Может,  лучше инвестировать их в заводы и платить зарплату своим?

- О поддержке отечественного производителя говорил еще Ельцин. Что нового может предложить СПС?

- Мы ликвидируем практику владения отечественными активами со стороны офшоров. Закроем  владение некоторыми активами для зарубежных компаний. Мы предложили новый национальный проект – развитие Сибири  и Дальнего Востока. Потому что  считаем, что если этого не будет, мы просто потеряем две трети страны.

- Какими методами  собираетесь это осуществлять?

- Методы должны быть чисто экономические, в том числе и  те, которые применялись еще нашими царями. Давайте снимем  все налоги за Уралом, кроме налога на добычу полезных ископаемых и использование природных ресурсов. Если ловишь рыбу, рубишь лес, добываешь нефть и т.д. – то плати. А налог на прибыль, на имущество, на инвестиции - уберем. Дотируем авиационные перевозки за Урал. Если мы хотим сохранить целостность страны, нам потребуются колоссальные усилия.

- Что из себя представляют правые на современном этапе?

- Мы люди, которые думают о завтрашнем дне, о будущем страны. Всегда есть  политические партии, которые призывают больше тратить. Мы всегда за то, чтобы меньше  непроизводительно тратить  и больше зарабатывать как для страны, так и для каждого гражданина.

Я бы хотел построить в стране политическую конкуренцию по английскому образцу -  правые заворачивают гайки, наводят дисциплину – люди начинают жить хорошо, но им не хватает свободы.

Приглашают левых. Они разворачивают социальные программы, всех от всего  освобождают - всем мягко и приятно, но через некоторое время деньги заканчиваются.  Опять страна голосует за правых. Эти колебания курса и есть стабильность. В природе тоже  нет состояния полного покоя, есть  колебания вокруг состояния равновесия…

- А вам не кажется что деятельность СПС – это круги по воде вокруг «Единой России»?

- Я думаю, что «Единой России» может скоро и не быть. Это не  идеологическая партия. До СПС была гайдаровская партия «Демократический выбор России». Процентов 60 тех, кто  сегодня состоит в «ЕР», - оттуда. Когда «Выбор» потерял монополию на власть, они перешли в «Наш дом – Россия», пожили там. Когда он проиграл, перешли в «Отечество». Когда поняли, что «Единство» их задавит, побежали туда. Сегодня они там, завтра Путин провозгласит, что ему надо создать еще одну, например,  правую  партию - туда побегут. Многие задумались уже, не пойти ли им на «Родину Жизни Пенсионеров».  Есть люди, концепция которых всегда быть на стороне победителя.  Их много.

- Вы думаете, это нормально?

- Да. Идеологически ориентированные люди составляют меньшинство, но именно они чаще всего  определяют стратегическое развитие.

-  Вы хотите, чтобы те 60 процентов перебежали к вам?

- Я бы не хотел этого. Ведь не очень  важно, сколько человек в партии.  Важно, сколько за вас голосует. На сегодня в «ЕР» очень много народу. Но я уверен, что процентов 30 из них около урны голосуют совсем за других.  Кто-то вступил туда из-за выгоды, чтобы защитить свой бизнес, кто-то, чтобы продвинуться в карьере. Чиновники – в обязательном порядке, рабочие, потому что их просто заставили. Ведь  приходят разнарядки – столько-то должно вступить.

 Но это не проблема «Единой России», в ней есть много очень достойных людей – это проблема правящей партии. Если мы придем к власти, у нас будет та же проблема. Потому и важна политическая конкуренция и чередование власти.

- Вернемся к программе. По поводу каких положений программы были основные разногласия?

- По основным принципам расхождений нет. Демократия, капиталистический путь развития поддерживают все. Но мы не тысяча пешек, у каждого есть свое мнение. Мы считаем, что партия должна двинуться еще правее – либерализм сейчас не актуален. На переднем плане должен быть конструктивизм.

- Вы везете за собой старый паровоз или СПС сегодня концептуально новая партия?

- СПС сейчас очень сильно меняется, но костяк остается. У нас была первая программа очень простая – частная собственность, свободные выборы, отсутствие диктатуры, включенность в мировую систему. В основном мы этих целей достигли.

- Особенно с точки зрения рядового обывателя.

- Конечно, для  человека идеологически ориентированного, экономически образованного  - этого недостаточно. И мы  не отказываемся от своих старых результатов, но предлагаем совершенно новую программу. Старые ошибки нужно учитывать, но при этом идти дальше.

- Как вы считаете, кто ваш потенциальный электорат?

- Это люди, которые не разделяют убеждения «Единой России», но при этом за коммунистов тоже никогда голосовать не пойдут. Таких в России 20 процентов. Проблема в том, что для них СПС застыл в прошлом. Этой программой мы показываем, что это не так  -  определяем новые рубежи.

- Татарстанцы как-то почувствуют корректировки?

- На сегодня СПС – наиболее организованная структурированная правая партия в республике. Сейчас начнется практическая деятельность по подготовке к выборам. Текст программы в скором времени будет опубликован в СМИ, чтобы все избиратели могли с ней ознакомиться. Наша основная задача – стать второй партией в Госсовете.

- А вот для какой-нибудь тети Маши что-то от вашей деятельности изменится в жизни?

- Если конкретно, улучшится качество бюджетного планирования – до людей будет доходить больше денег. Уменьшатся расходы на управление, следовательно, на образование и науку пойдет больше денег.

Когда стоит выбор – что-то сделать для гордости или для прибыли – ипподром строить или завод, мы выбираем завод.

 А уже на налоги  от работающего  завода – дворец спорта!

Беседовала

ЭЛЬВИРА КИВЕЛЬ

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
25 ноября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?