28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Держи вора!

1 июня 2007

На днях произошел со мною пренеприятнейший случай – украли на рынке кошелек и документы. Зашла купить мяса для шашлычков и прочих разных вкусностей для пикника – и вот, нате вам. Купила.

В первый момент даже не поверила глазам своим: ведь только что было тут, родимое, лежало себе портмоне тихонько в сумке! И вроде бы никаких подозрительных шныряющих личностей вокруг – а его как не бывало. Блеснула минутная надежда, что я успела переложить портмоне в пакет или оставила в машине… блеснула и пропала. Так и есть – уперли. И до меня добрались-таки. Сколько раз я слушала истории про то, как воровали прямо из под носа кошельки-телефоны, сколько раз сочувственно кивала головой и давала псевдоумные советы, как быть внимательнее, а теперь вот на собственной шкуре испытала все прелести. У кого хоть раз что-то воровали, меня поймет. И дело даже не в деньгах или новом кошельке, хотя и их, конечно, жалко. Но ведь были там еще разные милые сердцу и нужные мелочи – фотографии, номера телефонов, дисконтные карточки, да мало ли. А самое страшное, конечно, документы. При мысли о том, сколько придется побегать и потратить сил, времени и денег, чтобы восстановить утерянное, я похолодела и заголосила в голос, привлекая внимание окружающих, - украли, мол, ироды, что же это делается на белом свете! Народ вокруг проявил понимание – засуетился, забегал, кто-то посоветовал поглядеть по сторонам повнимательнее – а вдруг вынули деньги да выкинули кошелек за ненадобностью? Кинулась искать – нет, не повезло. Толпа вокруг меня потихоньку редела - люди, как водится, послушали-посетовали, да и отправились по своим делам. Я же, свыкшись постепенно с мыслью о пропаже, решила так это дело не оставлять. Тем более, журналист я или нет?! На всевозможные пресс-конференции, где крупные милицейские чины бодро рапортовали о темпах раскрытия преступлений, ходила не единожды. И прекрасно помню, что все в один голос говорили о том, как важно обратиться в милицию как можно раньше, лучше в первые минуты после совершения кражи. Статистика раскрытия преступлений по горячим следам, помнится, была весьма убедительна. Приободрившись, я рысью понеслась в пункт охраны рыночного порядка вызывать милицию.

Расхождения со словами чиновников начались буквально с первой минуты.  Приехали милиционеры, вопреки моим ожиданиям, почти через час. Какие уж тут «горячие следы», нетерпеливо подпрыгивая на месте, раздраженно думала я. Мои документы и кошелек за это время точно оказались вне зоны досягаемости! После процедуры опроса свидетелей и прочих, без сомнения, чрезвычайно нужных для составления многочисленных бумажек процедур, мне велели проехать в отделение для беседы со следователем. Рассказав усталого вида женщине про свои мытарства, я поинтересовалась, когда же мне вернут похищенное, особо напирая на то, что милицию вызвала сразу же, как и было рекомендовано. К моему величайшему удивлению, следователь моего наивного оптимизма не раздела. То ли она не слышала речей своих начальников о растущих процентах раскрытия преступлений, то ли по жизни была пессимисткой, но только в ответ лишь скорбно покачала головой. Решение о том, возбуждать ли уголовное дело о краже, должно быть принято через три дня, пояснила она, а пока «будем искать»… Правда, она выразила надежду, что воры сами могут на меня выйти, и тогда, конечно, мне следует немедленно обратиться к ней.

Признаюсь честно, выходила я из отделения, порядком разуверившись в розыскных способностях родной милиции. Ни Шерлоков, ни Пинкертонов,  ни Пуаро, ни даже Дукалисов или Роговых я там не обнаружила. Впрочем, дело-то мелкое, можно сказать, проходное, утешала я себя, таких за день сотни случаются. Что же все отделение должно вскакивать по тревоге и бросаться на поиски? Наверняка есть отработанная система, и она вот-вот начнет действовать, а там, глядишь, и вернут мне пропажу.

 Однако самое интересное ждало меня впереди. Случилось то, что и предрекала следователь – жулики объявились на следующий день. Мужской голос с легким акцентом известил меня о том, что его жена вчера на рынке случайно нашла мои документы…

- Кошелек нашелся? – обрадовалась я.

- Нет, только документы, - с нажимом ответил гость столицы.

- Ой, как здорово (как мало, оказывается, надо для счастья)! А как мне можно его забрать?

- Ну, - замялся мой спаситель, - давай на днях встретимся… - и назвал место, куда прийти, и свой телефон. Напоследок он пожелал в качестве вознаграждения супруге за остроту зрения взять с меня всего тысячу. Рублей, разумеется.

Радостная, что так легко отделалась, и что документы скоро снова окажутся у меня, я, тем не менее, вспомнила, что мне надлежит позвонить в милицию. Дрожащим от восторга голосом я известила о своем счастье суровую следовательницу.

- Хорошо, - без энтузиазма в голосе откликнулась она, - оставьте мне номер телефона, который он вам дал.

Спешно продиктовав номер, я поинтересовалась, что они теперь намерены предпринять.

- Группу захвата, наверное, вызовете, - плотоядно предположила я, - будем брать на месте преступления в момент передачи денег? 

- Это вы сериалов насмотрелись, - мрачно заметила следователь. – А мы сначала получим разрешение судьи, чтобы «пробить» номер, потом…

Дальше, каюсь, слушала не слишком внимательно – так велико было разочарование. Возможно, формально она права – такие уж у нас законы. Но я рассуждаю как обыватель: есть возможность получить обратно пропажу, а воспользоваться ею я не могу. И никто не горит желанием мне помочь. Кое-как попрощавшись, я позвонила знакомому, который тоже работает в органах. Он и пояснил, что мне повезло столкнуться с давно отшлифованной схемой: ворует один, а извещает о находке другой, будто бы ничего не ведающий порядочный гражданин. Предъявить ему, собственно, нечего – он и правда ничего не брал, а доказать, что это одна шайка-лейка сложно. Сложно, но можно, и, в принципе, это делается. Но процесс это долгий, а у милиционеров «на земле» и без того дел полно. Снаряжать со мной сопровождающих, отслеживать передачу, фиксировать тех, кто придет на встречу, «откатывать» пальчики с полученных документов и при этом писать бесконечные бумаги никто не будет. Тем более за смешные деньги, нелепо именуемые заработной платой.

В результате документы свои я получила, что называется, в частном порядке. Без особых приключений заплатила требуемые деньги, получила взамен похищенные документы и пояснила следователю, что их мне подбросили. Та, конечно, обрадовалась и даже не забыла сделать вид, что поверила моим россказням о внезапно проснувшейся у воров совести. На том и закрыли, как говорится, тему.

Интересно только в какую статистику попало мое дело? Оно теперь тоже гордо называется «раскрытым по горячим следам»?..

ВАЛЕНТИНА ТАЛАНОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

12 августа