28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Старое тело не засыпают

15 июня 2007

По данным Исполкома Казани, с начала этого года было выявлено более 700 несанкционированных свалок, из них половина ликвидирована. Городские власти не собираются останавливаться на достигнутом и заявляют, что сотрут с лица Казани все незаконные свалки.  А вот что ждет самую большую несанкционированную помойку, площадь которой 27 гектаров, толком пока ответить никто не может. Речь идет о Самосыровской свалке, расположенной всего в 12 километрах от столицы Татарстана. Она настолько огромна, что ее грязные щупальца захватили два района: Высокогорский и Пестречинский.

ДОВЕЛИ ДО ПРЕЗИДЕНТА

Жители Константиновки, Самосырово, Азино, Вознесенья, Салмачей, а также сел Кощаково, Званка, Барановка и Новое Шигалеево Пестречинского района обратились с челобитной к президенту республики. Повод у них более чем веский – опасное воздействие Самосыровской свалки на состояние окружающей среды и здоровье людей. «В связи с ежегодным возгоранием Самосыровского полигона твердых бытовых отходов, которое начинается во второй половине мая и горит до конца лета, создается задымление всех прилегающих вышеперечисленных населенных пунктов, - пишут они в жалобе президенту. – Угарные газы от продуктов горения (полиэтилен, бумага и т.п.) усугубляют обстановку чистого воздуха». Каждый год, начиная с апреля, рабочие и дети собирают бытовой мусор, который вывозится из города и разносится ветром на расстояние полутора-двух километров. При этом организации, что находятся на этой территории, оплачивают уборку этого самого мусора. Особую обиду и возмущение у местного населения вызывает засоренность Самосыровского кладбища. Все лето они чистят могилы от полиэтиленовых пакетов и бумаги. «Надгробные памятники покрываются гарью, которая очень тяжело удаляется. Это просто кощунственно по отношению к памяти умерших», - сказано в обращении. В настоящее время в сельской местности идут весенне-полевые работы. Трактористам-механизаторам в такой обстановке очень тяжело работать, нечем дышать. В вечернее время угарные газы скапливаются в низинах. Жителям приходится закрывать окна и двери, чтобы не задохнуться от гари и дыма. В завершение своего письма обратившиеся приводят данные о том, что по сравнению с жителями других районов у них чаще наблюдаются заболевания органов дыхания, и просят гаранта Конституции РТ принять решение о закрытии Самосыровской свалки. Всего подписавшихся под обращением 1300 человек. Все они не лукавят и проблему не преувеличивают. По данным Минэкологии РТ, сложившееся в Казани положение с образованием и захоронением отходов ведет к возникновению необратимых процессов загрязнения окружающей среды и представляет реальную угрозу здоровью населения. Проблемы неудовлетворительного санитарного состояния Казани неоднократно ставились на совместном заседании Межведомственной комиссии по экологической безопасности, природопользованию и санэпидблагополучию. Однако эффективных мер со стороны органов местного самоуправления так и не было принято.

ТАК ДОЛГО НЕ ЖИВУТ

Президенту республики не надо принимать решение о закрытии Самосыров-ской свалки, она и так официально закрыта. Не далее как три года назад Департамент текущего содержания и развития объектов внешнего благоустройства администрации Казани (ныне Комитет благоустройства и ЖКХ) обязал МУП «Спецавтобаза», обслуживающее свалку, прекратить ввоз твердых бытовых отходов на «старое тело Самосыровской свалки». Так экологи называют место, куда вывозится мусор, собираемый с населения. Еще одно название – карта. Однако не прошло и года, как этот же Департамент отдал другое, прямо противоположное первому, распоряжение – возобновить ввоз ТБО. И это несмотря на то, что продолжать ее эксплуатировать и соблюдать все санитарно-гигиенические требования, по выводам Центрального территориального управления Министерства экологии и природных ресурсов РТ, невозможно.

Самосыровская свалка эксплуатируется с 60-х годов прошлого века. Она была организована стихийно и изначально не была подготовлена для размещения и захоронения отходов. За 47 лет существования, вобрав в себя почти десять миллионов тонн (!) отходов, она исчерпала свой ресурс. 

Если следовать инструкции, рассказывает начальник отдела Управления отходами и радиационной безопасности ЦТУ Мин-экологии РТ Рамис Валиев, каждые два метра мусора должны засыпаться изолирующим материалом, например, грунтом, а затем уплотняться. Это делается для того, чтобы не допустить распространения огня при самовозгорании твердых бытовых отходов. Инертный материал, который идет на пересыпку, не способствует образованию биогаза. Чтобы он не скапливался, устанавливают систему дегазации, выводящую его наружу. Также должна проводиться пересыпка по краям свалки, а в пожароопасный период -  еще и увлажнение. Эти требования никогда не выполнялись, и поэтому свалка постоянно горит. Она потому и называется – свалка, что не соблюдается никакая технология по захоронению ТБО. Другое дело – новый полигон, который принадлежит на правах субаренды сроком на 25 лет «Казанскому экологическому комплексу» («КЭК»). Он расположен рядом со свалкой. Туда поступают отходы от разных организаций. На полигоне оборудован контрольно-пропускной пункт, ведется учет объема поступающих отходов, построен мусоросортировочный комплекс, который при сортировке отбирает мусор на макулатуру, полиэтилен, цветной металл, картон, текстиль и так далее. С 2003 года на этом полигоне ни разу не фиксировались факты возгорания и нарушения природоохранного законодательства. Эта организация вполне могла бы брать мусор и от населения. Если бы не одно «но». Как прокомментировали нам в Комитете благоустройства и ЖКХ, тариф на захоронение ТБО на полигоне, эксплуатируемом «КЭК», составляет для бюджетных организаций 290 рублей за тонну. Брать же мусор от населения по тарифу 60 рублей, как это делает муниципальное предприятие «Спецавтобаза», отказывается. Сейчас казанцы платят за его сбор, вывоз и утилизацию18 рублей 90 копеек в месяц. Если согласиться с «КЭК», значит, нужно в несколько раз поднять тарифы за вывоз мусора с населения. На это мэрия Казани  пойти не может. Всплеск недовольства ей явно не нужен.    

Вот и везут «КАМАЗы» мусор на переполненную свалку, а не на полигон, и вываливают его за 60 рублей за тонну там, куда и валить-то уже негде. За что же берутся эти деньги, собираемые с населения, если не выполняются элементарные требования по захоронению отходов? А гора мусора становится все выше и выше, местами она достигла уже 30 метров.

ВЫШЕ ГОР - ТОЛЬКО ГОРЫ МУСОРА

В том мы воочию убедились, побывав на днях на Самосыровской свалке. Еще на повороте на Самосырово мы заметили, как в эту сторону одна за другой тянутся грузовые машины, доверху наполненные хламом. Навстречу нам такой же вереницей они ехали уже опорожненные. Подъезжая, увидели дымку, обволакивавшую высокую гору. То был не туман, а горевший мусор. Телефон здесь долго не срабатывал. «Мертвая зона», - констатировал охранник свалки. А она и впрямь мертвая. На верхнюю точку Самосыровской свалки вынуждены были подниматься пешком: легковой машине туда не забраться. Утонув по щиколотку в помоях, жалеть о ненадетых резиновых сапогах было уже поздно. С самой верхней площадки открывался прекрасный вид на город. Повсюду кружили чайки. Если бы не зловонный, гниющий мусор под ногами, и серые люди, в нем копошащиеся, можно было подумать, что это самое удобное и высокое плато Казани, на котором было бы неплохо уединиться от городской суеты. Смотреть на само плато, то из чего оно состоит, не хотелось. Тут же охватывало чувство омерзения и брезгливости. У самого подножия горы начинался лес, уже изрядно загаженный. На краю рукотворной горы,  созданной из человеческих отходов, мы и познакомились с Васькой из Кощаково. Он так представился. Другие люди, завидев нас, постарались удалиться подальше. Васька был навеселе, в поисках металла вручную перебирал мусор. Защитных перчаток на его руках я не заметила. Рядом стояли мешки, доверху наполненные жестяными банками. Оторвавшись от дел и прикурив цигарку, рассказал, что на свалке промышляет два года. Работает каждый день, кроме воскресенья.

- Как начальство скажет, до стольки и работаем: может, до четырех, сегодня до двух – суббота. Вот баночки возь-му, соберу, которые не магнитят. А че, с горы спустишься, мешок через плечо и пошел. 

По его словам, на самое главное: квартиру, газ, свет и воду – ему хватает. Спрашиваю, выходит ли пять тысяч в месяц.

- Если медь соберешь, еще больше будет.

- Чем десять тысяч?

- Конечно.

- То есть на помойке можно неплохо зарабатывать?

- У-у. Нормально-нормально. – И хитро подмигнул.

Рассказать о трудовых буднях нам Васька больше не успел: двое подростков, выбивавших железным молотком кран из раковины, приказали бросать курить и идти работать.

К нам подошел высокий мужчина кавказской наружности. В отличие от Васьки, он был одет в рабочую синюю форму. Представляться, конечно, не стал. Сказал, что тоже из Кощаково, а родом из Армении. В Казани 13 лет, из них три года работает на свалке. В прошлом месяце он заработал 22 тысячи.

- Я один работал. Что ты, кто даст просто так работать? Приходится делиться. С кем? Кто же, милая, скажет. 

Вообще, свалка считается закрытым объектом. Нам, например, пришлось долго объяснять охране, откуда мы и зачем приехали. А когда объяснения не помогли, пришлось сделать кое-кому звонок. Но кто же скажет, кому мы звонили. 

Недавно, говоря о планируемом открытии в Казани мусоросортировочных заводов, мэр города Ильсур Метшин обронил, что можно построить десять заводов, но остаться по колено в грязи, что нужно возрождать и повышать культуру сбора мусора, а именно раздельного сбора вторсырья. Чтобы ускорить процесс повышения культуры у населения, предлагаю городским властям устроить для казанцев День открытых дверей на Самосыровской свалке. А кто не хочет добровольно посетить, следует обязать. Если серьезно, увиденное пронимает до тошноты и озноба. Свалка могла бы быть намного меньше, если бы у нас практиковался раздельный сбор мусора. В конце концов, на этом можно было бы зарабатывать деньги. Васька из Кощаково это хорошо усвоил. Но чиновники нам часто говорят, что ставить во дворах контейнеры для разных видов отходов – бесполезно, что наше население для этого не созрело. Позвольте с этим не согласиться, я и моя семья – созрела, и мои соседи тоже.   

«МУСОР ТРОНУЛСЯ»

Недавно мэр Казани подписал соглашение о строительстве двух мусоросортировочных заводов. Они будут расположены в северной и южной частях города. Предположительно, первый завод будет запущен в феврале следующего года, строительство второго планируется завершить летом того же года. Общая мощность сортировки составит более 400 тысяч тонн бытовых отходов в год. (В настоящее время за год вывозится около 500 тысяч тонн мусора.) Таким образом, будут извлекаться и пускаться во вторичный оборот картон, макулатура, пластиковая упаковка, стеклобой и так далее. По замыслу, это несомненно повысит эффективность работы пунктов платного приема вторсырья от населения и коммерческих организаций. Оставшиеся же отходы будут брикетироваться. Плотно спрессованный мусор практически не гниет, и в нем нечему гореть. Известно, что в развитых странах полученные брикеты используются при строительстве дорог и даже взлетно-посадочных полос. У нас, правда, о дальнейшем их применении речи не ведется, во всяком случае, пока. Несмотря на то, что строительство каждого из заводов обойдется в пять миллионов евро, по мнению руководства Казани, это экономически оправданное предприятие, которое значительно улучшит экологическую обстановку в городе, и еще на шаг приблизит Казань к стандарту европейских городов. К тому же, на новых предприятиях будет трудоустроено 500 человек. Рабочие места будут ориентированы, прежде всего, на малоимущие слои населения.  

ПОХОРОНИЛИ ДЕВЯТЬ МИЛЛИОНОВ?

Как видим, главная цель дорогостоящего предприятия – снизить объемы вывозимого мусора. Но что же будет с самой Самосыровской свалкой, до каких пор будут наращивать в высоту ее тело, и куда будут вывозить брикетированный мусор? Как нам пояснили в Министерстве экологии, вторая карта, принадлежащая «КЭКу»,  только находится в разработке, к настоящему времени почти на 90% вычерпан грунт, готовится ло-же. Чтобы жидкость, образующаяся во время гниения отходов, не попадала в грунтовые воды, потребуется установить противофильтрационный кран. Но если даже новую карту к открытию мусоросортировочного завода успеют подготовить, еще не факт, что «КЭК» разрешит городу ею воспользоваться. Ведь до сегодняшнего дня руководство города и данного предприятия так и не смогли договориться. Хотя, как стало нам известно, директор «КЭКа» Рамиль Исмагилов, наоборот, неоднократно выходил с предложением к городским властям сесть за стол переговоров. Но, как говорится, ни ответа ни привета. По его словам, «КЭК» смог бы брать на свой полигон мусор от казанцев, ни на копейку не повышая тариф. Он пояснил, что из 18 руб. 90 коп., что платит население за вывоз мусора, всего пять рублей должно уходить на его захоронение, вся  же остальная сумма - это плата за его транспортировку. Так вот, если город-ские власти будут платить эти пять рублей, а не один, почему и обанкротилась «Спецавтобаза», то проблема с местом захоронения мусора в Казани будет решена на десятилетия. Тем временем грязная гора, называемая Самосыровской свалкой,  продолжает возвышаться над городом, киснуть на солнцепеке и распространять по всей округе зловонный запах. Официально свалка находится на рекультивации, на которую еще в 2003 году из Экологического фонда РТ было выделено и потрачено 9,2 млн. рублей. Как объясняют экологи, после рекультивации свалка должна представлять из себя зеленую гору: с высаженными деревьями и подрастающей травкой. Как говорилось выше, была там на днях: гору мусора - видела, гору с деревьями - нет. 31 мая на заседании межведомственной комиссии опять-таки обсуждался вопрос о захоронении ТБО, в том числе, и закрытии, с последующей рекультивацией, свалки. Сколько на этот раз похоронят денег…

НАША СПРАВКА

Ежедневно из Казани вывозится по 1400 - 1500 тонн бытового мусора. Это на сто тонн больше, чем в прошлом году, на двести тонн больше, чем два и три года назад. Каждый житель Казани производит 3 - 4,5 кг мусора в день, или 330 - 350 кг в год. За год вывозится около 500 тыс. тонн мусора. В 2004 - 2005 гг. было 400-415 тыс. тонн, в 2003-м – 300 тыс. тонн, 2002-м – 220 тыс. тонн. 

В Казани более 60 поселков, где проживает 200 тысяч человек, или 1/6 часть населения города. Ежедневно в поселках производится 200 - 300 тонн мусора, в год – 100 - 110 тыс. тонн.

ОЛЬГА ПАНФИЛОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость