11 (919) в продаже с 27 марта 16+

Экологическое законодательство требует чистки

20 июля 2007

Татарстан – один из немногих развитых регионов страны, где, пожалуй, представлены все виды промышленной деятельности. Соответственно, воздействие промышленных предприятий на окружающую среду неимоверное. Экологи республики бьют тревогу: из года в год состояние катастрофически ухудшается. В то же время в РТ функционирует достаточное количество органов, призванных контролировать крупные предприятия и обеспечивать экологическую безопасность республики. О том, почему так происходит, и какие меры принимаются, - наша беседа с начальником отдела нормирования воздействия на окружающую среду Министерства экологии Р.А. Шагидуллиной.

- Раиса Абдулловна, поясните, пожалуйста, почему сложилась такая ситуация?

- Наряду с Министерством экологии и природных ресурсов Республики Татарстан в решении вопросов, касающихся  охраны окружающей среды, задействовано несколько территориальных федеральных органов, образованных в результате административной реформы РФ в 2004 году. Однако взаимодействие между ними и нами до сих пор не отлажено. В качестве примера: в прошлом году, дублируя друг друга, государственную экологическую экспертизу выполняли одновременно и Ростехнадзор и Росприроднадзор. При этом важно отметить, что при реализации такого объема полномочий федеральные органы сталкиваются с рядом трудностей. В частности, Управление Ростехнадзора по РТ, которое осуществляет контроль за соблюдением природоохранного законодательства в отношении наиболее крупных предприятий – загрязнителей окружающей среды, не обладает собственной лабораторной базой. Конечно, есть коммерческие лаборатории, которые утверждают, что работают с природопользователями на договорной основе. Но привлекать их для проведения контроля нецелесообразно, ведь у них коммерческий интерес. Другая трудность при осуществлении должного государственного контроля – нехватка инспекторов, особенно в районах республики. Например, в Нижнекамском районе, перегруженном по антропогенному воздействию на окружающую среду, работает только один природоохранный инспектор. Другая причина – на федеральном уровне должен быть принят перечень природопользователей, подлежащих федеральному контролю. А все остальные должны находиться в ведении Министерства экологии. Проблема заключается в том, что перечня этого до сих пор нет. И мы не можем самостоятельно его принять, так как у нас нет на то полномочий.

- Каким образом это отражается на деятельности природопользователей?

- Они находятся в растерянности, в догадках о том, к кому следует обращаться и кем их деятельность должна контролироваться. В республике сложилась ситуация, когда к природопользователям, в целях сбора большего количества платы за негативное воздействие на окружающую среду, предъявляются необоснованные требования по применению повышающих коэффициентов (в действительности, количество вносимой платы за негативное воздействие должно зависеть только от объемов вносимого природопользователем загрязнения в окружающую среду). В результате, не применяется принцип «меньше загрязняешь - меньше платишь», а значит у природопользователей нет стимула выполнять мероприятия, направленные на снижение выбросов, сбросов, образования и размещения в окружающей среде отходов. Если бы этот механизм работал, то тем предприятиям, у которых очень большое количество выбросов, было бы выгоднее, к примеру, поставить газоочистку. Пока сохраняется неопределенность в разделении природопользователей на федеральные и не федеральные, мы призываем предприятия своевременно обсуждать с нами возникающие у них вопросы, не дожидаясь, когда они перерастут в серьезные проблемы.

- А с какими проблемами приходится сталкиваться чаще всего?

- К примеру, на предприятиях образуются отходы, которые не могут быть приняты на полигон по причине их токсичности. Возьмем для наглядности железнодорожные шпалы. Они пропитаны очень токсичным веществом. Как правило, их вторичное использование исключено, сжигать нельзя, полигон не принимает, переработка не осуществляется. В итоге природопользователь не знает, что с ними делать, он вынужден проблему скрывать. Это должно регулироваться на государственном уровне, задача экологических органов - помочь природопользователю сориентироваться: если на территории республики нет предприятий, занимающихся переработкой этого вида отходов, возможно, они есть за ее пределами. Понятно, что один природопользователь не сможет решить проблему республики по безопасной переработке такого вида отхода. Есть примеры, когда имеющим лимит на размещение отходов все равно начисляется пятикратный повышающий коэффициент, о чем я говорила выше. Это происходит оттого, что они размещают отходы на полигоне, владелец которого не имеет лицензии. Дело в том, что природопользователь имеет право передать отходы только той организации, к которой сам контролирующий орган его прикрепил. Это тупиковая ситуация. У нас есть опасения, что многие овраги будут завалены отходами, потому что предприятию все равно, выбросить куда поближе или везти на полигон, на котором, оказывается, нельзя помещать отходы. На самом деле, эти проблемы не должны касаться природопользователя. Наше министерство, проанализировав ситуацию, выяснило, что в республике лимиты на размещение отходов имеют менее пяти процентов природопользователей, все остальные предприятия передают отходы для их размещения несанкционированно, то есть незаконно. В этом опять-таки не всегда виноваты они. Дело в том, что федеральным органом необоснованно усложнена сама процедура получения лимитов на размещение отходов. Пока дело доходит до этапа получения лимитов на размещение отходов, проходит полтора года и более. Получается, что природопользователь платит не за реальное вносимое загрязнение, а за то, что не имеет лимитов на размещение, притом, что заявку и документацию он, может быть, направил своевременно. Это как раз результат неслаженной работы государственных органов. По федеральному порядку, если предприятие правильно разработало проект, лимиты на размещение отходов должны быть установлены в течение 30 дней. С другой стороны, многие хозяйствующие субъекты, пользуясь сложившейся неопределенностью, пытаются уйти от ответственности за загрязнение окружающей среды. Как показатель - авария на нефтепроводе в районе с. Габишево, где произошел значительный разлив нефти. Вместо того, чтобы его ликвидировать, собрать загрязненный грунт, отправить его на переработку, исключить загрязнение подземных вод и прочее – этот разлив просто закапывают. Из-за неотрегулированности по разделению предприятий на федеральные и не федеральные со стороны крупных предприятий чувствуется какая-то расслабленность. Тот же Росгидромет стабильно предоставляет данные, свидетельствующие о том, что состояние окружающей среды ухудшается. У загрязнителей же нет стимула снижать свое негативное воздействие, более того, они не спешат проинформировать контролирующие органы об аварийных ситуациях. Вероятность того, что их на этом поймают, очень мала. Отдельно хочется сказать о ставках платы за выбросы в атмосферу - они очень низкие. За тонну загрязняющих веществ, в том числе токсичных, взимается плата в несколько десятков рублей. Безусловно, она не может стимулировать природопользователей в части выполнения мероприятий по снижению выбросов. Сейчас ситуация такова: можно загрязнять окружающую среду, и платить за это небольшие деньги. Уже много лет говорится о том, что эти ставки необходимо повысить. Однако все остается на уровне обсуждения и не более. На самом деле эти ставки платы должны быть компенсационными. Парадокс также заключается в том, что ставки платы привязаны к конкретным загрязняющим веществам. То есть платежи можно взимать только за те вещества, на которые установлены ставки платы. А они установлены на крошечный перечень загрязняющих веществ. Таким образом, предприятие вообще может не платить, если на данное вещество, пусть и токсичное, нет ставок платы.

- Но должен же быть какой-то выход?

- Один из эффективных механизмов по снижению негативного воздействия на окружающую среду – это нормирование. Сейчас мы констатируем, что количество отходов, поступающих на полигоны, с каждым годом становится все больше, принять же всю эту массу полигоны не в состоянии. Контроль за технологиями по переработке конкретных видов отходов, снижение нагрузки на полигон и снижение в принципе образования отходов - это является главным принципом работы по нормированию. По нашему мнению, внедрение природопользователями на производстве безотходных технологий должно стимулироваться, то есть лимиты должны устанавливаться не ради лимитов, а для того, чтобы как можно больше снизить фактор негативного воздействия на окружающую среду: максимум отходов должны перерабатываться, минимум – размещаться на полигоне. Известно, что большая часть всех отходов - это строительные отходы. Как следствие, стали появляться предприятия, специализирующиеся на данном виде отходов. Жизнь показывает - с экономической точки зрения заниматься их переработкой и вторичным использованием выгодно. Многие отходы принимаются либо за очень низкую цену, либо бесплатно, размещать же их на полигонах - дороже. К работе по нормированию мы приступили с начала текущего года, это произошло благодаря возврату части полномочий субъектам РФ. Первым делом подготовили внутренний порядок выполнения работ в министерстве, приняты приказы по выдаче разрешений на выброс, что касается приказа установления лимитов на размещение отходов, то он прошел регистрацию в Минюсте. В настоящее время Министерство экологии значительное внимание уделяет контролю за вводом в эксплуатацию объектов. Сейчас они не могут получить лицензию, хотя продолжают принимать отходы. В сложившейся ситуации, в целях обеспечения экологической безопасности в Республике Татарстан, особенно актуальной становится реализация Указа Президента Российской Федерации от 02.07.2005 г. № 773. Одним из возможных путей при этом является определение Министерства экологии и природных ресурсов Республики Татарстан центральным органом по организации взаимодействия и координации всех природоохранных органов, функционирующих на территории Республики Татарстан. Тем более принцип, согласно которому за экологическую безопасность отвечает как федеральный орган, так и исполнительный орган субъекта федерации, в том числе наш президент как гарант стабильности республики, никто не отменял. Сейчас мы надеемся, что с учетом новых полномочий дисциплина природопользователей все же повысится.

ОЛЬГА ПАНФИЛОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
9 апреля

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?