28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Смертельный звонок

27 июля 2007

После нашумевшего не только в Казани, но и по всей Российской Федерации трагического случая, когда 13-летняя девочка погибла от бьющего током домофона, мои соседи по дому отказываются устанавливать электронного сторожа, хотя решение о его монтаже было принято на общем собрании еще месяц назад. Они боятся повторения трагедии. И, видимо, не зря.

Принцип, пока гром не грянет, ничто не изменится, срабатывает всякий раз, как только случается нечто из повседневной жизни вон выходящее. Гром грянул в начале июля не метафоричный, а самый что ни на есть настоящий – после грозы обычный домофон, один из тех, которыми оборудованы тысячи подъездов, стал причиной смерти Ирины Сорокиной. Почему это стало возможным, в настоящее время никто не берется с уверенностью ответить.

ДОМОФОН ЗДЕСЬ НИ ПРИ ЧЕМ, ЭТО РОКОВОЕ СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Многие представители фирм, специализирующихся на установке домофонов, считают, что на них наводят напраслину. «То, что девочку убил домофон, однозначно, миф,– говорит руководитель «Триокома» Ильгиз Сирафиев. - В домофоне 12 вольт, такое напряжение человека не убивает. Скорее всего, это роковое стечение обстоятельств. Данный домофон эксплуатировался не один год, и если бы при его монтаже была нарушена изоляция силового кабеля, то он бы давно сгорел, его никак бы не могли так долго использовать. Домофоны абсолютно безопасны, это один случай на миллион. На дорогах ежедневно погибает сотни людей, но никто же не перестает выходить на дорогу». Специалист «Южного» Николай Никонов затруднился ответить, что именно могло стать причиной трагедии: «Говорят даже, что в кабель гвоздь забили, в результате домофон убил девочку. Теоретически это возможно, но вряд ли. Домофон здесь ни при чем», но все же предположил, что было произведено некачественное заземление двери в подъезде. Но это опять-таки только предположение, подчеркнул он. К этой же версии склоняется отказавшийся назвать свое имя радиоинженер из «Техно-мастера»: «Возможно, кроме незаземленной двери сыграла свою роль и попавшая на провода влага». Представитель из «Астарта», также не пожелавший озвучить свое имя, сказал следующее: «Видимо, рядом проходил силовой кабель, который находился под штукатуркой и не был никак обозначен. При установке антенны или проведении телефонной линии его могли также не увидеть. Жители этого дома замечали, что от подъездной двери идет «пощипывание» от электрического тока, но не обращали на это внимания. Кроме того, после памятного ливня в подъезде вода рекой текла. Гибель девочки – роковое стечение обстоятельств». «То, что случилось, на совести жильцов, считает инженер по безопасности объединения «Кон» Иван Мазняк. Сложно будет найти того, кто устанавливал домофон, говорят, что он умудрился пробить два кабеля. Проблема в том, что жильцы жадничают: нанимают шабашников, отсюда все проблемы. Ответственность должны нести сами жильцы, которые обращаются к непрофессионалам. У тех, кто хорошо работает, есть все необходимое: инструменты, оборудование, они имеют соответствующую квалификацию. Они никак не могут пробить кабель, так как при установке домофона используют специальный прибор, который определяет его местонахождение. Он стоит порядка 200 долларов. Скажите, откуда у шабашников все это будет? Да, они берут дешевле, услуги же профессиналов дороже. Но зато и качество работы говорит само за себя».

Однако домофон в пятом подъезде, что по ул. Пржевальского, 2, устанавливали не шабашники, а вполне приличная контора – казанский филиал самарского предприятия «Волга-Интерком». Правда, года три назад она приказала долго жить. На ее месте появилась организация ООО «Метаком». Ее руководитель - Ринат Газизянов, ранее возглавлявший филиал, отрицает причастность канувшей в Лету организации к трагедии. Установленный домофон эксплуатировался три года, если бы силовой кабель был изначально поврежден при монтаже, то это бы непременно отразилось на оборудовании. Что же могло произойти за эти три года, никому не ведомо. Ответ надо искать у организации, на обслуживании которой находился домофон. Скорее всего, в подъезде была повреждена сама электрика. А тут еще дождь. Домофон потому и называется «слаботочкой», что не представляет никакой угрозы, подчеркивает он: «Как мне известно, замыкание произошло на девятом этаже. После дождей дом постоянно заливало. Посмотрите, в каком состоянии находятся наши дома, электропроводка. Порой электрощиты просто страшно открывать».

КОНЦОВ НЕ НАЙДЕШЬ

Они глубоко спрятаны. В Управляющей компании Авиастроительного района нас переадресовали к подрядной организации «Комфорт плюс», которая обслуживает дом, где разыгралась трагедия. Там нервным и гневным голосом нас отослали обратно, мол, чего вы нас беспокоите, если мы обслуживаем только подвалы, крыши - все, но только не коммуникации и домофоны. Со второго захода в управляющую компанию нам все же сообщили, что следить за эксплуатацией домофонов должна некая организация «Спецмонтажсервис», с которой у управляющей компанией договор. Там, в свою очередь, робко так порекомендовали обратиться в организацию, которая устанавливала тот злополучный домофон. Откуда им знать, что с ними-то мы в первую очередь связались. Узнав об этом, в «Спецмонтажсервисе» посоветовали еще раз обратиться в управляющую компанию района: «Ведь мы домофоны принимали вместе с ними, никаких замечаний не было. Также все это время не было и претензий от жильцов». Словом, все по кругу.        

В общем, нам удалось выяснить, сегодня в столице Татарстана никто не контролирует организации, специализирующиеся на домофонах, а значит, никто не может гарантировать их абсолютную безопасность. Сначала было мы обратились в Роспотребнадзор, но там нам даже приблизительно затруднились ответить, кто бы мог прояснить вопрос. Потом мы позвонили в Ростехнадзор. Начальник территориального отдела Сергей Сухарев ответил, что организации, устанавливающие домофоны, слаботочные антенны и т.д., им неподведомственны: «Даже и не знаю, чем вам помочь. Кто же может контролировать их деятельность?» Он пояснил, что последние изменения закона о лицензировании направлены на то, чтобы сократить виды деятельности, подлежащие лицензированию. Если до 2001 года таких было порядка 70–80, то после 2001-го – менее десяти. И будет еще меньше. «Вопрос, конечно, есть, и его надо поднимать. Ведь раньше двери были деревянные, теперь – металлические. Считаю, что все должно начинаться с проекта здания, в котором необходимо проектировать даже двери». Как рассказал Сергей Сухарев, их ведомство запросило у организаций, устанавливающих домофоны, информацию об оборудовании, чтобы изучить этот вопрос и выйти с предложениями к городскими властям о принятии мер, направленных на охрану безопасности.

Сегодня прокуратура Авиастроительного района устанавливает, кто виноват, а городские чиновники размышляют над тем, что делать. В Комитете городского хозяйства нам сообщили, что создана специальная рабочая комиссия, которая проверяет оборудование, установленное в местах общего пользования, то есть в подъездах. Кстати сказать, обследованию подлежат не только домофоны, но и охранная сигнализация, телефонные провода, антенны и так далее, изучается вопрос заземления металлических дверей. Также проверяются организации, устанавливающие это самое оборудование. Оглашать результаты, говорят в комитете, пока еще рано - ситуация только оценивается. Однако чиновники настаивают на том, что жильцы домов, решившие установить домофон или даже телефон, – в общем, провести любые работы, связанные с электричеством, пусть и слабого напряжения, должны оповестить об этом старшего по дому, а тот, в свою очередь, организацию, на обслуживании которой находится жилой дом. Они должны знать, работает ли в их доме предприятие, у которой с документами все в порядке, или какой-нибудь дядя Вася. Также комитет готовит обращение в Ростехнадзор, суть которого - возможность прохождения лицензирования тех организаций, которые занимаются данным видом деятельности.

Случившаяся трагедия показывает, что найти виноватого и ответственного за смерть ребенка будет весьма сложно. Хочется верить, что хотя бы сейчас на проблему ЖКХ и предприятия, которые его обслуживают, власти обратят более пристальное внимание. Одно дело, когда в подъезде некрашенные стены, и совсем другое – протекающие крыши и свисающие высоковольтные провода. Тогда любой домофон будет потенциально опасен.   

ОЛЬГА ПАНФИЛОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

12 августа