28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Инвалиды в стране ограниченных возможностей

24 августа 2007

КАКАЯ ЖИЗНЬ – ТАКИЕ И ЛЮДИ

Проблема инвалидности давно вышла за рамки чисто медицинской – это проблема социальная, психологическая, экономическая. По данным Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Татарстан на 1 июля 2006 г., общее количество инвалидов составило 316,6 тыс. человек, в том числе детей-инвалидов  - 15,7 тыс. человек (5% от общего количества инвалидов), инвалидов трудоспособного возраста - 92,5 тыс. человек (29,2% от общего количества инвалидов), инвалидов I группы – 50,7 тыс. человек, колясочников – 16,9 тыс. человек. С 1996 года отмечается рост общей инвалидизации населения: если в 1996 году инвалиды составляли 3,35%, то уже в 2006-м - 8,4%. С 2001 по 2006 годы количество лиц, ежегодно впервые признаваемых инвалидами, возросло с 24,3 тыс. человек до 66,5 тыс. Происходит и качественное изменение контингента инвалидов. В структуре общей инвалидности взрослого населения преобладают лица пенсионного возраста, однако велика и доля инвалидов-трудоспособных граждан (63% и 31,7%, соответственно). При этом, по состоянию на 01.01.2006 г., инвалиды тяжелой степени (I–II групп) составляют 57,5% от общего числа.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. КАК СТАТЬ ИНВАЛИДОМ

«Чтобы быстро получить инвалидность, вовсе не нужно быть больным – надо быть здоровым и богатым», - с отчаянием в голосе говорит позвонившая в редакцию пенсионерка, ветеран труда Нуриса Ярулловна Насыбуллина. Положение у нее безвыходное, а больше обратиться некуда. Кто знает, может и возымеет силу печатное слово, прочтет статью кто-то «нужный», и разрешится тупиковый вопрос в отдельно взятом случае. Нуриса Ярулловна хлопочет не за себя – за мужа. Семидесятишестилетний Талгат Сибгатович Насыбуллин почувствовал себя плохо в прошлом году. Начались головокружение и головные боли, ухудшилась память, он перестал спать ночами, начал мочиться под себя и убегать из дому, причем, фамилии своей и адреса не помнил. Вскоре дедушку прооперировали в нейрохирургическом отделении 15-й городской больницы. С трудом выжив, выписавшись из больницы с документом о сделанной трансплантации черепа, Талгат Сибгатович с женой явился в поликлинику с просьбой оформить инвалидность. Все это была присказка, сказка оказалась впереди.

- Заместитель главного врача М.Г. Закиров сделал отсрочку на четыре месяца, мол, инвалидность сразу не оформляем, - рассказывает Нуриса Ярулловна. - Тем не менее, я попросила дать разрешение на оформление документов на комиссию. Моя настойчивость ему не понравилась, однако бланк для оформления он все же выдал. Собрав все документы, выстояв у каждого специалиста в очереди, мы в итоге подали документы. Врач, который принял их, назначил явку на 16 августа. К 9 утра мы пришли на комиссию. Закиров привез документы только к одиннадцати часам. В жару ехали в переполненном автобусе, потом шли две остановки пешком, а зачем? Мужа никто не осматривал и не проводил с ним беседу. Но самое кошмарное, что в коридоре Закиров объявил нам, что наше дело отсрочено на год и нужно лечиться у невропотолога. Это ли не издевательство над пожилым человеком? Мне только неясно, почему на мою просьбу Закиров не дал отказ от инвалидности в письменном виде, хотя на этом бланке такое предусмотрено? По разговорам в больнице слышала, что после такой операции на головном мозге люди долго не живут, так может врач уже знает, что мужу осталось жить недолго, вот и дал отсрочку на год. Уверена, что через год, если доживем, нам снова скажут, что инвалидность не положена. Разве отсрочка на год – это не затягивание? Сейчас у него полголовы пустая, что, за один год там прибавится или ему хотят сделать пересадку головы? Мне жалко потраченного времени и обидно за своего больного мужа, которого я только измучила бесполезными походами…

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО ДЛЯ НАСТЕНЬКИ

Героиня ее, Юлия, фамилию свою называть побоялась. Все же на будущий год ей снова предстоит пройти процедуру переосвидетельствования, а кто знает, вдруг какой-то доктор  окажется злопамятным и начнет чинить препятствия? Ее можно понять - ежегодное хождение по врачам и так дается ой как непросто, рисковать страшно. Юлина дочь Настя – инвалид детства. Диагноз – «поражение головного мозга в форме спастического тетрапареза». За казенными медицинскими формулировками – судьба шестилетнего ребенка, который самостоятельно не сидит и, тем более, не ходит, и его мамы, которая практически ни на минуту не может оставить дочку без присмотра. Папа не вынес свалившихся на семью тягот, спасибо, хоть материально помогает, маме же  отступать некуда – позади еще и собственная мать-инвалид.

- Живется, сами понимаете, очень нелегко, но вот когда еще и государство в лице чиновников и врачей добавляет проблем – это уже просто край, - говорит Юлия. – О том, что снова придется пройти комиссию - а делать это нам нужно раз в два года - даже вспоминать боюсь. Собрать бумажки и обойти всех врачей – это еще полбеды. Главное испытание – с лежачим ребенком на руках высидеть целый день в ожидании своей очереди на комиссию. В последний раз пришлось сидеть с 10 утра до половины четвертого, и это при тридцатиградусной жаре! Добавьте к этому еще полный коридор больных детей, многие из которых ведут себя неадекватно. А само освидетельствование – чистой воды формальность. Ну неужели нельзя назначать каждому свое время, чтобы избежать многочасового сидения в очередях и хоть как-то облегчить нам жизнь?!

Вспоможения государства по инвалидности тоже без слез не вспомнишь. Правда, это уже отдельная тема, и все же… Пенсия, которая выплачивается на больного ребенка, – 2900 плюс пятьсот рублей вынужденно неработающей маме. От социального пакета Юлия, как и многие, собирается оказаться: все равно воспользоваться им не получается. В очереди на поездку в санаторий люди стоят годами, бесплатных лекарств в аптеках нет, и их приходится покупать самим. Хорошо, хоть обувь ортопедическую дают. А вот с «памперсами» - опять же проблема. Их задолжали за два года.

- Причины нам, конечно, называют веские, но ребенку-то что прикажете делать? Два года ждать и в туалет не ходить?

ИЗБАЛОВАННЫЕ ИНВАЛИДЫ

Истории о проблемах людей с ограниченными возможностями, рассказанные нашими читателями, мы пересказываем заместителю главного врача по экспертной работе бюро медико-социальной экспертизы Ольге Пузановой. Она отбивает мячи точными ударами, по пунктам доказывая полную несостоятельность наших обвинений. Похоже, все врут и выдумывают инвалиды. Что за люди, в самом деле!..

Да, очереди есть. Но с этим ничего не поделаешь. Пациентам назначается день, а точное время указать невозможно – ведь приезжают еще и больные из районов республики. (А им тоже назначить время, согласовать часы приема городских и районных больных, видимо, задача непосильная – заметим в скобках.)

А вот, кстати, очень полезная информация: если, скажем, вы не согласны с тем, что лечащий врач отказал вам в направлениии, то можете прийти на освидетельствование не только по направлению, но и самостоятельно, необходимо лишь иметь при себе свежие результаты обследования.

Что касается взяток (знающие люди поговаривают, что для решения проблемы необходимо дать на лапу от 16 тысяч рублей и выше), то факты их получения, разумеется, отрицаются.

«Люди избалованы деньгами, думают, что за деньги можно все купить, пытаются иногда сунуть взятку врачу. Но такие люди должны помнить, что сами несут уголовную ответственность за дачу взятки» - дословная цитата. Без комментариев.

НА ЗАМЕТКУ

Существует семь видов ограничения жизнедеятельности, в первую очередь, это ограничение трудовой деятельности. Основанием для обращения получения инвалидности является наличие заболевания с ярковыраженным функциональным нарушением организма.

АЛЬБИНА НУРИСЛАМОВА, ОЛЬГА ПАНФИЛОВАФОТО: ШАМИЛЬ АБДЮШЕВ

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

10 августа