28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Попытка номер два

19 октября 2007

«Извини, нам надо расстаться. Между нами все кончено, я ухожу» - услышать такое от любимого мужчины – страшный удар. По чувствам, по самолюбию, по способности доверять людям в дальнейшем, по налаженной жизни, по планам на будущее. Но вот только вы оправились от шока, смирились с потерей, научились играть по новым правилам и жить другой жизнью, как раздается звонок - в дверь, а может, по телефону - и вот он, муж, снова нарисовался на пороге.

Потерянный, побитый, встревоженный, раскаявшийся. В глазах – гремучая смесь надежды, вины, нежности, ожидания, уверенности в своей неотразимости и страха быть отвергнутым. Как странно! Вы поменялись ролями – теперь уже он желает примирения, хочет повернуть время вспять, предлагает одуматься и все забыть, а вы… 

Было время, когда вы, не колеблясь, полжизни отдали бы, чтобы только услышать от него все эти слова, что он говорит сейчас. Вам было так больно от сочувствия родственников, от ободрения (иногда с затаенным злорадством) со стороны подруг и приятельниц, от понимающих взглядов сослуживцев, от безыскусных вопросов престарелой соседки: «А что-то Максима вашего давно не видать, в командировке что ли?» Вы рыдали ночью, яростно вырывали фотографии мужа из рамочек и фотоальбомов, а потом снова извлекали снимки на свет божий и до боли в глазах вглядывались в предавшие вас глаза, мучаясь рвущими за душу в своей безответности вопросами: «Как он мог так поступить со мной?» и цветаевским «Мой милый, что тебе я сделала?» Вечные вопросы, вопросы на все времена. Вы представляли, что он сейчас делает без вас, чем и – главное – с кем занят, и на день по сто раз думали: «Когда мы были вместе, то в это время смотрели эту передачу» (ходили в парк, ужинали, шли за покупками…). Мелочи, на которые вы раньше не обращали внимания, вдруг вырастали до размеров глобальных действий, определяющих саму основу вашей жизни, ту почву, которую он вдруг, походя, выбил у вас из-под ног. Вы прятали глаза от вопрошающего взгляда ребенка, путанно и фальшиво объясняя то, что объяснить невозможно, и обещали то, во что сами не верили. А иногда срывались на него, маленького, и потом, когда ребенок отворачивался, огорошенный вашей реакцией и жалобный, бросались обнимать его и извиняться. От детской обиды ваша собственная боль становилась во сто крат сильнее и горше, к ней прибавлялись еще и муки совести. Вы засыпали со снотворным и просыпались с красными от слез и недосыпа глазами, рисовали лицо, надевали на него маску показного благополучия и шли на работу. Механически ели, забывая, что именно, и пытались с головой уйти в производственные проблемы. Получалось плохо, но вам все сочувствовали: надо понять, муж ушел – бедная женщина… 

Постепенно на смену обиде, злости, боли неизбежно приходили понимание, равнодушие к судьбе бросившего вас человека, тихое смирение, непреклонная решимость обрести новое счастье. Вы выплакали – слава Богу, мы, женщины, умеем плакать! – свое отчаяние и потерю, и даже научились относиться к происходящему с юмором, – а это первый признак выздоровления. Раньше вам казалось, что нет любимого мужа – и жизни тоже нет, какая там может быть жизнь, в одиночестве. Как выяснилось, вы ошибались. Она есть, ваша жизнь, независимо от того, присутствует в ней муж или нет. И, кстати, все не так уж плохо – более спокойно и вместе с тем интригующе и многообещающе. Однажды вы внезапно обнаружили, что похудевшая от переживаний, сделавшая новую прическу всем смертям назло и рискнувшая в кои-то веки накупить себе кучу вещей для поднятия духа, вы снова интересны и привлекательны. Эта новая женщина, которую вы порой с трудом узнаете в зеркале, по-прежнему способна нравиться мужчинам. Вы даже сходили на свидание – почему нет, ведь вы теперь свободны. И пусть вы мысленно постоянно сравниваете этого мужчину с Ним, в глубине души есть ясное понимание: так будет не всегда. Пройдет время, может быть, даже много времени, но в конце концов память проявит милосердие: голос, манеры, характерные жесты, словечки, привычки, эпизоды совместной жизни – нет, не сотрутся из нее, но станут приглушеннее, словно бы покроются мягким успокаивающим слоем пыли.

 Ваша жизнь складывается – пусть не всегда и не сразу удачно – но складывается и течет в новых берегах. И вот, когда вы меньше всего этого ждете, некогда обожаемый муж вновь возникает в вашей жизни. Причем выясняется, что вы с ним шли все это время одной и той же дорогой, но в разных направлениях. Его радостное нетерпение начать новую страницу своей биографии сменилось осознанием ошибки и желанием быть вместе с женой. У вас же все с точностью до наоборот. Фазы снова не совпали и совпадут ли когда-нибудь? Он хочет, чтобы вы все забыли. Пусть не обольщается, вы не сможете этого сделать никогда. Дело не в злопамятности, а в инстинкте самосохранения. Притрагиваясь к чайнику, отдергиваете руку – горячо, вы уже однажды обожглись. И если вы вдруг почувствуете в его поведении намек на повторение пройденного, то обязательно внутренне ощетинитесь, приготовитесь к удару, займете боевую стойку – отразить, защититься...

Но не умея забыть, быть может, вы сможете простить, понять, начать заново? Решать вам. Может быть, не сможете и просто закроете перед ним дверь – это ваше право. Вполне возможно, что решившись попробовать еще раз, поняв, что этот человек вам все еще дорог, вы примите его снова и будете очень счастливы. Сознание того, что вы чуть было не потеряли друг друга, скрепит ваши отношения, и у вашего брака откроется второе дыхание. А может случиться и так, что поверив и простив, вы ошибетесь и раскаетесь в своей доверчивости. Советы в этой ситуации неуместны, поэтому не слушайте никого – только себя. Однако уже сама по себе необходимость  принимать подобные решения говорит о том, что жизнь продолжается, более того, вы снова – в ее центре. Разве это не здорово?..

АЛЬБИНА НУРИСЛАМОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

12 августа