28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Человек за бортом

16 ноября 2007

ПОЧЕМУ ИНВАЛИДЫ НЕ МОГУТ ТРУДОУСТРОИТЬСЯ?

Работодатели, может быть, и сочувствующие в душе инвалидам, но не проявляющие этого на практике, будут подвергаться административному наказанию. Самое мягкое – предупреждение, более жесткое – штраф от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда. Такие изменения внесены в республиканский Кодекс об административных правонарушениях.

Эти санкции предусмотрены для должностных лиц, которые не выделяют или не резервируют рабочие места в пределах установленной квоты для трудоустройства инвалидов, а также граждан, особо нуждающихся в социальной защите. Почти аксиома - ничто так не облагораживает человека, как труд, и ничто другое так не помогает человеку с ограниченными возможностями интегрироваться в общество. Об этом и о проблеме трудовой занятости инвалидов в целом шла речь на минувшей неделе в Минтрудсоцзащите РТ. По опыту знаем, что о людях с ограниченными возможностями в органах государственной власти принято вспоминать в декабре, когда начинается декада инвалидов, или, как в нашем случае, накануне.

В настоящее время в нашей республике насчитывается 328 тысяч людей с ограниченными возможностями. Ежегодно признается инвалидами более 60 тысяч граждан трудоспособного возраста. Большая часть из них имеет высокий реабилитационный потенциал и стремится интегрироваться в нормальную жизнь. По данным Федерального учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по РТ», лишь 12%  полностью не способны, говоря казенным языком, к осуществлению трудовой деятельности, все остальные – способны работать при уменьшенной производственной нагрузке или в специально созданных условиях, с использованием вспомогательных технических средств. Но только 35%, или около 46 тысяч инвалидов трудоспособного возраста из 132 тысяч, имеют хоть какую-то работу.

Как известно, более года назад в Татарстане был принят закон «О квотировании и резервировании рабочих мест для инвалидов и граждан, особо нуждающихся в социальной защите». В рамках этого закона для работодателей предусмотрена возможность получить из республиканского бюджета частичную компенсацию своих расходов, которые они затратили на создание специальных рабочих мест для инвалидов. Между прочим, в этом году на эти цели было заложено 300 тысяч рублей и установлена для инвалидов квота на 658 рабочих мест. Однако в счет данной квоты было трудоустроено всего 187 инвалидов. Каждый третий, направленный на трудоустройство, отказался от работы сам, каждому пятому отказал работодатель. Самые главные причины отказа от предложенного варианта работы – низкая заработная плата, непрестижность работы, несоответствие имеющейся квалификации требованиям, предъявляемым работодателями, и вообще отсутствие уверенности в том, что инвалид может быть конкурентоспособным на рынке труда. И в самом деле, какие вакансии сегодня предлагаются людям с ограниченными возможностями? Швея, лифтер, продавец, обувщик, рабочий и прочее в таком же роде. Правда, специалисты служб занятости могут возразить: «Но мы же проводим переподготовку и обучение таким профессиям, как компьютерный дизайн, оператор ЭВМ и даже готовим экономистов и юрисконсультов». Однако традиционный подход «обучи-трудоустрой» давно себя изжил. Зачастую инвалиды, постоянно участвующие в обучении, так и не смогли найти достойную работу. Кроме того, подготовка в условиях центра реабилитации инвалидов по нескольким специальностям не учитывает постоянно меняющуюся ситуацию запроса на рынке труда и, как следствие, мы имеем невостребованных обученных специалистов. Считай, деньги выброшены на ветер.

По мнению министра труда, занятости и соцзащиты Айрата Шафигуллина, низкий уровень трудоустройства объясняется еще и тем, что многие люди с ограниченными возможностями опасаются возможного снижения степени инвалидности при трудоустройстве, тем, что они рассматривают получаемое пособие по безработице не как временные выплаты, которые их поддерживают в период поиска работы, а как еще одно социальное пособие. В качестве примера он привел монетизацию льгот, когда инвалиды просто повалили в службы занятости – количество обращений тогда увеличилось более чем в два с половиной раза.

Что касается ответственности работодателей, не соблюдающих закон о квотировании рабочих мест для инвалидов, то, по мнению депутата Госсовета Рифата Ганибаева, одними санкциями проблему трудоустройства не решить: «Эта тема регулярно поднимается, но не решается. На создание рабочих мест для инвалидов, исключающих барьерность среды, работодателю необходимо потратить более 20 процентов от всех своих расходов. Кто захочет добровольно взвалить на себя такое бремя? К тому ж людям с ограниченными возможностями положен дополнительный отпуск, выходные, они не могут работать сверх нормы и так далее. Рекомендуемые условия труда, указанные в программе реабилитации инвалида, являются индивидуальными. Работодатель же не может заранее знать, какой инвалид, с какими индивидуально рекомендуемыми условиями труда к нему обратится и обратится ли вообще». То, что принят закон о квотировании и внесены изменения в Кодекс РТ об административных правонарушениях, замечательно, считает Рифат Шагитович, но на этом работа госорганов не должна завершиться. В Татарстане существуют порядка 40 специализированных предприятий для инвалидов (но в том-то и дело, что только существуют), и они нуждаются в государственной поддержке, которую, между прочим, когда-то имели. Это может быть госзаказ, предоставление льгот, микро-кредитование для развития предпринимательской деятельности среди инвалидов и многое другое.

Если мы работаем, это вызывает желание вставать утром. Такую фразу обронил ирландец, эксперт Европейской комиссии Дэвид Малдун, выступая перед местными представителями органов госвласти. Люди с ограниченными возможностями имеют право вести полноценную жизнь, а государство должно оказывать им всестороннюю поддержку – эти принципы в его стране незыблемы. Если права инвалида нарушаются, если он подвергается дискриминации, то его обидчик наказывается по всей строгости. По его мнению, при создании особых условий на рабочем месте для инвалида в огромных средствах нет надобности, если они и требуются, то незначительные. Проведенные исследования показали, что работодатели нуждаются не столько в финансовой поддержке, сколько в информационной. Также напрасны опасения, что если человек – инвалид, значит, он меньше бывает на работе, и его труд менее эффективен. Все с точностью до наоборот: на рабочем месте инвалиды отсутствуют реже, чем другие работники, а труд их продуктивнее. Быть может, раз исследования проводились в Европе, то их результаты не совсем годятся для России? Но вот что, на наш взгляд, можно безусловно перенимать у европейского государства, так это то, что оно не отбирает компенсацию по безработице до тех пор, пока инвалид не начнет зарабатывать выше определенного уровня. «Такие ограничения возможности могут возникнуть у каждого из нас», - подчеркнул европеец, глядя на россиян.  

ОЛЬГА ПАНФИЛОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

12 августа