18 (876) в продаже с 17 мая 16+

Мир ограниченных возможностей

24 ноября 2006

Отношение граждан и власти к инвалидам - один из показателей уровня цивилизованности общества. Долгие годы мы с изумлением воспринимали информацию из-за рубежа об автобусах, приспособленных для инвалидов, о специализированных рабочих местах и целых предприятиях, где инвалид не только зарабатывает себе на жизнь, но и получает социальную реабилитацию – ощущает себя нужным и полезным обществу.

Человеку с ограниченными возможностями трудно вести обычную жизнь уже в силу его инвалидности, но, помимо этого, ситуация усложняется отношением общества к инвалидам. В нашей стране большинство населения рассматривает их как «государственных иждивенцев». И можно только удивляться, что при таком отношении порядка 60% инвалидов, как показали опросы, имеют высокий уровень активности, довольно разнообразные интересы, желание работать, положительную установку на жизнь и реабилитацию.

Раз, два, три... и по новой

Как утверждают специалисты разных ведомостей, выявить точное количество инвалидов сложно. Потому что в узком смысле, с точки зрения статистики, инвалид – это человек, имеющий непросроченное свидетельство об инвалидности. Подавляющее большинство таких людей состоят на учете в органах социальной защиты населения как получатели различного рода пенсий. В широком смысле, к числу инвалидов относятся и лица, попадающие под установленное законом определение инвалидности, но в силу разных обстоятельств не обратившиеся в бюро МСЭ. Поэтому специалисты считают, что инвалиды составляют 10% от общего количества населения земного шара. И процент инвалидизации населения во всем мире растет, что связано с неблагополучной экологической обстановкой и низким качеством медицинского обслуживания. С 1990 года наблюдается рост численности инвалидности, который достиг пиковых значений в 1995 – 1996 годы. Он спровоцирован скорее не объективными (демографическими) причинами, а социально-экономическими факторами, а именно резким падением реальных доходов населения и сокращением занятости.

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

По словам руководителя Республиканского общества инвалидов Рифата Ганибаева, сегодня в Татарстане зарегистрировано свыше 260 тыс. инвалидов, что составляет 8% от общего числа населения республики.

- В первую очередь, это, конечно, связано с тем, что в республике, худо-бедно, но что-то делается для улучшения жизни инвалидов: принимаются какие-то меры по оздоровлению экологической обстановки, строятся реабилитационные центры, создаются общественные организации инвалидов, - говорит Рифат Ганибаев. - И если заработает национальный проект «Здоровье», где четко расписаны отдельные пункты по профилактике инвалидизации населения, то это приведет к уменьшению инвалидов не только в Татарстане, но и в целом по стране.

- Рифат Шагитович, что дал инвалидам закон 1995 года «О социальной защите инвалидов в РФ», принятый впервые за всю историю России? Ведь не секрет, что у нас многие законы действуют только на бумаге.

- Во-первых, основная заслуга этого закона в том, что он четко определил статус инвалида. До его принятия, с одной стороны, государство наличием такой структуры как министерство социального обеспечения вроде бы признавало наличие инвалидов, а с другой стороны, механизмы социальной поддержки и аспекты жизнедеятельности инвалидов были ограничены. С появлением закона многое изменилось. Мы начали говорить о доступности реабилитации. Появились новые здания, построенные с учетом наличия людей с ограниченными физическими возможностями, установили пандусы. Правда, старые здания как были недоступны инвалидам, так и остались. Также этот закон внес такое понятие как квотирование рабочих мест. С принятием закона появился институт реабилитации инвалидов. До принятия закона об этом только говорили, а для многих инвалидов вообще понятие «реабилитация» стало открытием. Сегодня каждый инвалид может пройти реабилитационный курс по индивидуальной программе, которую выдает медико-социальная экспертиза. По стране функционирует целая сеть реабилитационных центров, только по республике их набирается порядка восемнадцати. Так же и с техническими средствами реабилитации: в соответствии с индивидуальной программой реабилитации они должны предоставляться тем, кому это положено.

Но, к сожалению, я должен отметить, что закон работает не в полную силу, многое осталось только на словах. Например, транспорт. Прошло больше десяти лет, но на сегодняшний день ни один автобус не приспособлен для инвалидов. В Соединенных Штатах Америки такой же закон был принят в 1973 году. Спустя пятнадцать лет транспортная инфраструктура Америки была полностью приспособлена к инвалидам. Через четыре года мы тоже перешагнем пятнадцатилетний рубеж, но я не думаю, что за это время что-либо коренным образом изменится. Потом, вы знаете, что в каждом составе поезда дальнего следования в штабном вагоне одно купе полностью оборудовано для инвалидов-колясочников, с отдельным туалетом и широкими дверями? Не знаете? Вот и инвалиды тоже не знают. Им не продают билеты в это купе, хотя по закону положено. Вообще, наша страна – страна парадоксов. Недавно по радио передали, что московский транспорт оборудован турникетами и как стало хорошо: на остановках нет очередей и толкотни. Интересно, когда устанавливали это оборудование, кто-нибудь задумался, как человек на костылях или в коляске пройдет через турникет?

А вы знаете, в какое положение ставит государство инвалида, который хочет работать? Он волей-неволей вынужден отказаться от трудовой деятельности. Хотя в Конституции четко написано, что все граждане РФ имеют право на труд. Но мало кто из инвалидов даже при наличии хорошей вакансии с высокой зарплатой рвется устроиться на работу. Потому что уровень потребности в государственной поддержке инвалида исчисляется с точки зрения его способности к труду, то есть, если он будет работать, то автоматически уменьшается материальная поддержка государства. А где гарантия, что работодатель его не уволит или у него не произойдет резкое ухудшение самочувствия? Поэтому инвалиды не спешат устроиться на работу из-за боязни потерять и пенсию, и работу. А восстановление прежнего статуса инвалида, учитывая нашу бюрократическую систему, требует громадных сил и времени. Поэтому, с одной стороны, нужно внести изменения в пенсионное законодательство. И та государственная поддержка, которую получает инвалид, должна рассматриваться как компенсация за физический ущерб, который он имеет. Именно - компенсация, а не доход. А, с другой стороны, государство обязано поддерживать тех работодателей, я бы их назвал и благотворителями, которые принимают и создают рабочие места для инвалидов. В этой ситуации меня поражает только одно: неужели правительство не понимает, что, предоставляя возможность инвалиду работать, оно теряет иждивенца и приобретает налогоплательщика, таким образом получая экономическую выгоду?

Еще один момент, на что я хотел бы обратить внимание: нужно изменить уровень отчетности квотирования рабочих мест для инвалидов. Сегодня отчет начинается со ста человек, то есть, чтобы фирма имела возможность предоставить инвалиду вакансию, там должны работать как минимум сто человек. Вы представляете, какая армия предприятий вообще не может рассматриваться в качестве работодателей для инвалидов?

- Рифат Шагитович, а сколько инвалидов трудоустроены по республике?

- Порядка пяти тысяч – половина из них занята в общественных организациях инвалидов, а вторая половина - на предприятиях других форм собственности.

- Недавно в Казани был открыт новый реабилитационный центр «Восхождение». Поговаривали, что если инвалид туда переезжает, то государство будет отбирать его квартиру…

- Да, такой вариант рассматривался, но это противозаконно, при переезде туда у инвалида никто не отбирает квартиру. Это реабилитационный центр длительного пребывания, разработанный специально для инвалидов-колясочников. Инициаторами строительства центра были сами инвалиды и их родители.

- Рифат Шагитович, почему инвалиды отказываются от пакета социальных услуг?

- Да, в последнее время инвалиды начали отказываться от социальных услуг, предоставляемых государством. В пакет социальных услуг включены: путевка в санаторий, льготное лекарственное обеспечение и проезд в электричке. Объясните мне, зачем инвалиду нужна льгота на проезд в электричке? Потом, путевки. Да, доступность получения путевок вроде бы увеличилась. Но по путевке стоимость одного койко-дня составляет четыреста рублей. Извините господа, санатории - не курорт в Турции, там не «все включено». Разве можно на 400 рублей прожить, питаться, получать лечение? Разбираясь с проблемами льготного лекарственного обеспечения, я всегда вспоминаю поговорку «То гуж порвался, то хомут сломался». То рецепт нельзя получить, получишь рецепт - лекарства нет, найдешь лекарство – номинал не тот. Проблема на проблеме, поэтому инвалиды, наверное, решили вообще не связываться.

- Что нужно сделать, чтобы разорвать замкнутый круг?

- В первую очередь, необходимо разрушить стереотипы, изменить отношение общества и государства к инвалидам. Государство, если оно считает себя гуманным и цивилизованным, должно создать необходимые условия для проживания людей с ограниченными возможностями, чтобы они не чувствовали себя обделенными. Например, в Америке или в Германии инвалида на коляске можно встретить где угодно - в магазине, на улице, в парке. А вы когда-нибудь в Казани видели человека на коляске, например, в Рамсторе, в Метро? Нет, потому что у нас не созданы условия. Первое препятствие, которое должен преодолеть человек на коляске – это выйти из дома на улицу, выйдя на улицу, сойти с подъезда на асфальт, следующее преграда для колясочника - сам асфальт, по которому и пешком тяжело ходить, потом - остановочный павильон, транспорт… При сегодняшних условиях инвалид-колясочник никогда самостоятельно не выйдет на улицу. А по закону он должен иметь возможность и выйти на улицу, и доехать до магазина, и погулять по парку.

- Способны ли инвалиды выполнять сложную работу?

- Инвалиды, как правило, хорошие, старательные, дисциплинированные работники. Они дорожат работой, стремятся проявить себя с наилучшей стороны. Мало кто предлагает им высокопрофессиональную и высокоинтеллектуальную работу. Но в мировой практике известны случаи, когда тяжелейшие инвалиды занимали высокие должности. Вспомним, Эда Робертса. Он в детстве перенес полиомиелит, и, будучи парализованным и прикованным к постели, восемь лет возглавлял федеральный департамент реабилитации и здравоохранения США. Еще одни пример - Франклин Рузвельт. В 44-летнем возрасте он перенес полиомиелит, в результате которого у него отнялись обе ноги, но это не мешало ему блестяще выполнять обязанности президента США.

ГЮЗЕЛЬ ШАГИМАРДАНОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
22 мая

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?