24 (783) в продаже с 23 июня 16+

Последний российский узник Гуантанамо выйдет на свободу

26 июля 2016

Уроженец Набережных Челнов Равиль Мингазов будет отпущен из тюрьмы на военной базе США в Гуантанамо, где провел 14 лет без предъявления обвинений. Однако на родину последний россиянин самой известной американской тюрьмы вернется вряд ли - в РФ бывшие узники Гуантанамо на свободе обычно не задерживаются.

Межведомственная организация, называемая Комиссией, целью которой является рассмотрение личных дел узников Гуантанамо, постановила, что Мингазов не представляет собой угрозу национальной безопасности США и не причастен к террористической деятельности. Поэтому он будет освобожден, сообщает Associated press. Адвокаты Мингазова уведомили его об этом решении в ходе специально устроенной телеконференции. «Его реакция была эмоциональной, - рассказал адвокат Гэрри Томпсон. – Мы все еще не можем поверить, что это произошло. 14 лет Равиль провел в тюрьме без предъявления обвинений. Это удивительный день».

Первым делом Мингазов объявил о том, что угостит ужином узников тюрьмы, а потом будет думать, что делать дальше. Но в любом случае, вероятность того, что он сам, добровольно вернется в Россию, невелика. Адвокаты Мингазова настаивают на том, чтобы его отправили в Великобританию, где политическое убежище получили его бывшая жена и сын. Возможно, американские власти так и сделают.

Равиль Мингазов по профессии танцор балета. Сейчас ему 48 лет. В конце девяностых он стал убежденным верующим мусульманином. По его словам, за его убеждения на родине подвергался преследованиям, поэтому переехал с семьей в Таджикистан, а оттуда – в Пакистан. Там его и взяли в доме, который, предположительно, являлся явкой палестинца Абу Зубайды – его власти США считали вербовщиком «Аль-Кайды». Мингазова заподозрили в причастности к связанному с этой террористической организацией Исламскому движению Узбекистана. Сам он все обвинения отрицал, утверждая, что приехал в Пакистан просто жить.

Как бы то ни было, Мингазов, как и Абу Зубайда, стали одними из первых узников Гуантанамо. Эта тюрьма, созданная на территории американской военной базы на Кубе, первоначально предназначалась исключительно для иностранцев, захваченных во время американского вторжения в Афганистан. По мысли ее создателей, она должна была стать своеобразным фильтрационным пунктом, в котором в общей массе задержанных спецслужбы могли бы найти членов «Аль-Кайды», в том числе, имеющих отношение к террористической атаке на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Однако постепенно выяснилось, что выявить причастных к террористической деятельности, а главное, найти доказательства их вины, американским следователям не так-то просто. Число узников тюрьмы увеличивалось, особенно после вторжения американцев в Ирак. Общее количество тех, кто через нее прошел, неизвестно, но видимо, оно чуть меньше тысячи. Самая большая группа иностранных узников Гуантанамо  - граждане Саудовской Аравии (свыше 130 человек). Вторая по численности – граждане Афганистана (более 120 человек), третья – йеменцы (около 100 человек). Были среди заключенных и граждане западно-европейских государств, например, Великобритании, Франции, Германии.

Власти США, как внутри страны, так и за ее пределами, часто подвергались критике за существование этой тюрьмы. Возмущала и окутывающая ее атмосфера секретности (до недавнего времени не было понятно, сколько в ней содержится заключенных, не были известны даже имена многих из них), неясный правовой статус узников (юридически они не считались ни военнопленными, ни осужденными), и, наконец, сами условия содержания. Заключенные неоднократно заявляли, что подвергались обращению, которое правозащитники квалифицировали как пытки, а так же угрозам выдачи в те страны (например, Египет или Узбекистан), где то, что уже безусловно может считаться пыткой практикуется. В частности, о пытках, применявшихся к нему ЦРУ, говорил подельник Мингазова, Али Зубайда. Заключенные через своих адвокатов жаловались в различные инстанции.

Постепенно число узников Гуантанамо сокращалось. Многие из них были осуждены обычными судами, 14 человек во главе с предполагаемым связником Бен Ладена и непосредственным организатором терактов 11 сентября Халидом Шейхом Мохаммедом судят прямо на военной базе. Часть заключенных выдали на родину, многих просто освободили. РИА Новости, со ссылкой на спецпредставителя Госдепартамента США по закрытию Гуантанамо Ли Волоски сообщает, что лишь 8,3% освобожденных, предположительно, занялись террористической деятельностью.

Президент США Барак Обама, в ходе своей предвыборной кампании обещал немедленно закрыть тюрьму в Гуантанамо. Однако конгресс заблокировал эту инициативу, решив, что для обеспечения национальной безопасности страны она все еще нужна. Тем не менее, была создана межведомственная комиссия (она так и называется, Комиссия), которая занялась рассмотрением каждого персонального дела узника Гуантанамо. От нее зависит и судьба Мингазова.

Он стал восьмым (по другим данным, девятым) узником Гуантанамо, у которых имеется российское гражданство. Все они были взяты американскими военными и спецслужбами либо в Афганистане, либо в Пакистане. Семь узников в 2004 году были отправлены в Россию. Это уроженцы Кабардино-Балкарии Расул Кудаев и Руслан Одижев, жители Башкирии Равиль Гумаров и Шамиль Хаджиев, уроженец Тюменской области Тимур Ишмурадов, челябинец Рустам Ахмяров и татарстанец Айрат Вахитов. Оснований для обвинения этих людей в террористической деятельности американские власти не нашли. Иное дело Россия.

Здесь первым среди отпущенных за решетку попал Шамиль Хаджиев. В декабре 2004 года его обвинили в причастности к запрещенной организации «Хизб-ут-Тахрир», а так же в разжигании межнациональной розни. Его продержали некоторое время в тюрьме, после отпустили за недостатком улик. Хаджиев уехал в Нидерланды, где очень скоро получил политическое убежище. Гумарову и Ишмурадову в 2005 году было предъявлено обвинение во взрыве газопровода в Бугульме. Было два процесса. На первом присяжные их оправдали, сочтя основательными утверждения обвиняемых о том, что из них выбили признательные показания. Но в 2006 году, на новом процессе, на проведении которого настояла прокуратура, их все-таки признали виновными. Ишмуратов получил  восемь лет тюрьмы, Гумаров – семь. Вахитов и Ахмяров так же, вскоре после приезда попали в тюрьму за разжигание межнациональной розни. Однако их освободили за недоказанностью. Недавно появились сообщения о том, что Вахитова задержали вновь, на этот раз в Турции по подозрению в причастности к теракту в Стамбуле. 

Самый суровый приговор из освобожденных узников Гуантанамо получил в России Кудаев. Его арестовали спустя год после возвращения домой и приговорили к пожизненному заключению за причастность к террористической вылазке боевиков в Нальчике в 2005 году. Вероятно, тот же приговор грозил и Одижеву, проходящему по тому же делу. Однако в 2007 году он погиб при задержании.

Фото: U.S. Military
Текст: Олег Москвин
«Взгляд»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
23 июня

Опрос
Насколько успешным был для вас 2016 год ?