34 (942) в продаже с 18 сентября 16+

Носки «НОСКОФФ» - идеальная пара

6 июня 2008

Судьба легкой промышленности в нашей стране складывалась, извините за каламбур, нелегко: в постперестроечные годы одни предприятия вообще прекратили свое существование, другие перебивались кое-как на грани закрытия. Сумевшим выжить приходится продолжать сражаться за место под солнцем, преодолевая засилье отечественного рынка китайским ширпотребом, принимая кабальные условия вхождения в торговые сети, вопреки отсутствию государственной поддержки отечественного производителя. Остается лишь удивляться, что в столь непростых условиях некоторым из них удается выбиться в лидеры российского рынка, доказав всем: мы – лучшие!

Говоря по правде, экскурсия по чулочно-носочной фабрике «Алсу» произвела на нас сильное впечатление. Поразили две вещи: во-первых, оказывается, производство носков и чулок – дело увлекательное, хотя и очень трудоемкое. Во-вторых, бренд «Носкофф» - родом из Альметьевска. Жаль только, что встретить такие носочки в казанских магазинах можно редко, а ведь они – просто песня: прочные, удобные, красивые. Купила как-то – носила и радовалась, а вот больше нигде в Казани в продаже увидеть их не посчастливилось. 

- Наверное, здесь есть наша недоработка, в Казани мы и правда не так широко представлены, - качает головой маркетолог Игнатьева Мария. – Наша продукция продается  в более чем пятидесяти регионах РФ. У нас 12 представительств, мы реализуем товар в Башкирии, Чувашии, Удмуртии, Нижегородской области, в Екатеринбурге, на Сахалине, в Калининграде,  но нам еще есть, над чем работать. Парадокс: в России наш товар покупают больше, чем в Татарстане. Мы работаем в этом направлении, и сегодня в столице Татарстана наша продукция продается в «Бахетле», «Рамсторе», «Перекрестке». Радует, что люди начинают ценить продукцию отечественного производства, ведь наши носки не хуже итальянских и французских, и при этом значительно дешевле. Вот, посмотрите, наши носки с мерсеризованным хлопком стоят примерно 40 рублей, а итальянские такого же качества – 200-300 рублей.

Да, носки и в самом деле исключительные – тонкие, изящные, легкие, но при этом прочные. Только вот удастся ли нам обуть ножки в альметьевские носочки? Проблемы вхождения в торговые сети общеизвестны: не каждое предприятие сумеет заплатить немаленькие проценты за маркетинг, акции, выкладку и проч., при этом отсрочка платежа за предоставленную продукцию достигает полугода!

- Я самый главный болельщик за судьбу фабрики, работаю здесь с 2002-го, два года возглавлял «Алсу», - говорит Александр Петрович Тарасов. – Пять лет назад мы начали выпускать продукцию под торговой маркой «Носкофф», столько сил вложили в развитие, сумели добиться такого роста производства! Ведь нигде в России нет такой великолепной оснащенности цехов в легкой промышленности – в этом плане мы лидеры. И очень обидно, когда приходится сталкиваться с непониманием тех торговых компаний, которые лоббируют товары китайского производства. Мы на своих этикетках указываем только тот состав изделия, который есть в действительности. А вот как-то на круглом столе у министра торговли я показал носок, на этикетке которого было написано, «хлопок сто процентов», и поджег его. Так носок начал капать – на самом деле это оказалась синтетика! Когда спросил, куда смотрят контролирующие органы и, почему такие товары попадают покупателям, мне ответили, что закон о конкуренции запрещает вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов. Наш товар высокого качества и экологически чистый, и мы сейчас упорно и настойчиво продвигаем его на рынок. Хотелось бы, конечно, найти понимание руководства – хотя бы на уровне нашей республики…

Да, «Алсу», несомненно, есть, что предложить покупателю. Товары под маркой «Носкофф» побывали на множестве выставок, в том числе международных, регулярно получая награды. Чего здесь только не производят – в магазинчике при фабрике у нас просто глаза разбежались, и мы, конечно, не упустили возможности накупить всего и себе, и детям, и мужьям. Чулки, получулки (гольфы), леггинсы (а проще - гамаши), колготки, носки спортивного назначения, детские, женские, мужские, от умилительных крохотных 7-8, 9-10,11-12 размеров (таких, кстати, больше нигде в России не делают!) до «дяди Степиного» сорок пятого – ассортимент самый широкий. Фабричные дизайнеры и художники – как и положено, в вечном поиске: каких только рисунков  нет на изделиях самых разных цветов и оттенков! Детские носочки в индивидуальной упаковке, колготки на трансформере – чтобы покупателю был виден рисунок, можно было потрогать и посмотреть, элитные модели в подарочной упаковке – на любой вкус. А недавно предприятие выиграло тендер на поставку мужских носков для армии: с недавнего времени солдаты переведены на берцы, так что на смену портянкам пришли носки. По требованиям военных заказ упаковывают в бумагу. Любопытствуем - разворачиваем упаковки: такие носки точно долго не износятся – прочные, плотные. Словом,  лучше портянок – только носки от «Носкофф»!

Впрочем, пока носки или колготки окажутся на прилавке, времени пройдет немало. Начинается долгий путь «одежды ног» к покупателю в вязальном цехе. Здесь оказалось на удивление тихо (установлена новая система шумоизоляции) и малолюдно (все процессы автоматизированы).   

- Производством управляет компьютер: если, например, нитка оборвалась или иголка сломалась, на электронном дисплее это отразится сразу же, - знакомит нас с технологией процесса начальник отдела технического контроля Марина Ерещенко. – Процесс упростился и ускорился: например, вот эти колготки для первоклашек вяжутся примерно семь минут. У нас есть оборудование, позволяющее вязать рисунчатый плюш: колготки по качеству напоминают итальянские и польские. Мы используем крашеную пряжу, так что устойчивость окраски выше, при стирке цвета не линяют. А пряжа у нас самого высокого качества – в лаборатории для входного контроля ее тщательно проверяют на соответствие ГОСТу.

В лабораторию, кстати, мы позже тоже заглянули – пряжа наматывается на мотовины, взвешивается, разрывается на разрывных машинах и, если что не так, – без промедления отправляется обратно к поставщику. Сегодня вообще вся фабрика делает ставку на качество и, как следствие, модернизацию оборудования, уменьшение трудозатрат и продуманность технологических  процессов. К примеру, готовые изделия, полуфабрикаты или мотки пряжи здесь не кладут постаринке в тележки, чтобы развести по цехам. Вместо этого под потолком ползет лента – шведский конвейер. Сотрудницы складывают все в специальные сумки, с помощью компьютера задается станция назначения – и вот уже сумка по конвейеру передвигается по залу и в другой цех.

А вслед за ней и мы: минуем склад, где носки в течение суток отлеживаются (сразу после вязания их нельзя отдавать для швейных операций, нарушение технологии может обернуться ошибками в размерах и ползущими петлями), и попадаем в швейный цех. Здесь тоже установлено новейшее итальянское оборудование: юркая иголочка в считанные минуты прошивает мысок. В сутки швейный цех выпускает порядка 50 тысяч пар носков и колготок. Травматичность на этом производстве исключена: если в рабочую зону попадет рука, датчики движения сработают, и автомат тут же отключится. Мы трогаем получившийся шов – его вообще не заметно! (Это вам не катышки и комки на китайских носках!) А полуготовые изделия тем временем движутся по конвейеру дальше: их комплектуют, пришивают ластовицу, подшивают верх. Резинка на новых колготках не нужна, она вработана в бортик, но если кому хочется – пожалуйста, специальная дырочка имеется,  можно вставить и резинку. Как говорится, любой каприз!..

– Итак, – продолжает Марина, – после всех швейных операций у нас в руках полуфабрикат. Этот будущий носок не имеет никакого товарного вида, он смятый и сморщенный, так что ему предстоит процесс формировки с помощью формировочных машин. Все, что требуется от человека в данном случае, – задать температуру обработки и время нахождения изделия в камере, надеть его на болванку и снять готовое. Установлены у нас и машины, где даже снимать не надо, надел – и все остальное сделает робот.

Мы наблюдаем за тем, как носки заезжают в камеру, где обрабатываются паром, давлением, охлаждаются, сушатся с помощью вентиляторов, и выезжают обратно. В соседнем цеху чудо-технику установить еще не успели, там у сотрудниц работы побольше, и, конечно, в планах руководства фабрики – полная замена оборудования. Да и ремонтные работы здесь ведутся полным ходом, в этом году их планируют завершить. Большая часть цехов уже приобрела современный вид, но кое-где еще есть островки недавнего прошлого: мрачноватого вида коридоры, техника, что служит уже более двадцати лет. Пока модернизация не закончена полностью, можно воочию наблюдать разительные отличия между тем, что было и тем, что стало. Вот, например, в одном из еще не обновленных цехов, на оборудовании, на котором  невозможно использовать цветную пряжу, вяжутся изделия из хлопчатобумажной пряжи, которые в дальнейшем необходимо красить.

- Такие изделия тоже пользуются устойчивым спросом, люди к ним привыкли, да и стоят они дешевле, так что мы будем пока их производить, - рассказывает Марина. – Наша химическая лаборатория работает над тем, чтоб и изделия из крашеной пряжи отличались стойкостью цвета, не линяли.

Напоследок заглядываем в цех, где изделия сортируют, проверяют по размерам и качеству, чтобы не было спущенных петель, дырочек, неверной комплектовки, упаковывают.

Пока мы путешествовали по фабрике, нам бросилось в глаза, насколько хорошо здесь заботятся о людях. Не напоказ, для галочки, а действительно стараясь облегчить им труд. В цехах установлены кофе-машины, есть комнаты приема пищи с холодильниками и микроволновками. Для желающих размяться (это особенно актуально для швей – работа-то сидячая) – установлены беговые дорожки, велотренажеры. Работает медицинский кабинет, так что при необходимости можно проконсультироваться с врачом, сделать укол или прививку, померить давление. А скоро еще и физкабинет откроется.

Деловитый ритм работы «Алсу» не замедляется ни на минуту: фабрика работает круглосуточно. Слава Богу, остались в прошлом полуголодные девяностые. Тогда, вспоминает старожил «Алсу», начальник производства Наталья Парфенова, люди толком не получали зарплату, до прихода инвестора фабрика была банкротом, многие уволились, остались самые стойкие.

- А сейчас деньги мы получаем вовремя, да и уровень зарплаты достойный, - говорит Марина. – Объемы производимой продукции постоянно растут, с 2005 года удается ежегодно увеличивать их на 30-40 процентов. В прошлом году мы выпустили 20 миллионов пар, в этом планируется уже 27 миллионов. Так что без дела остаться не боимся. И необходимость в кадрах есть. Мы, кстати, сами, в зависимости от производственной необходимости, готовим сотрудников: работает учебно-курсовой комбинат, люди в течение определенного времени проходят обучение. Учиться и трудоустраиваться  приходит как молодежь, так и женщины за сорок, и даже за пятьдесят лет.

Что тут скажешь – чувствуют люди стабильность, вот и стремятся прийти  работать на фабрику. А вот вам еще один яркий показатель устойчивой работы предприятия: женщины-сотрудницы не боятся уходить в декретный отпуск, рожать детей. Знают, что им предоставлен весь социальный пакет, да и через положенный срок будет, куда вернуться: фабрика «Алсу» прочно стоит на ногах, и не намерена сбавлять обороты.

 АЛЬБИНА НУРИСЛАМОВА, «ИТ»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

22 сентября
21 сентября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?