44 (803) в продаже с 10 ноября 16+

Где укрыться, если начнется война

17 ноября 2016

В связи с событиями в Сирии и Украине люди стали обращать на это особое внимание: где укрыться, если завтра начнется военный конфликт, рассказывает начальник отдела инженерно-технических мероприятий главка МЧС России по РТ Георгий Баженов.

В Татарстане, как, впрочем, по всему бывшему Союзу ССР, убежища и противорадиационные укрытия строились с 1950-х по конец 1980-х, во времена холодной войны. В основном они создавались для защиты работающей смены промышленных предприятий, которые в «особый период» планировалось перевести на режим военного времени. Для жизнедеятельности людей в убежищах предусмотрены все системы жизнеобеспечения: принудительная вентиляция, фильтровентиляция наружного воздуха, электроснабжение, водоснабжение, канализация, запасные баки с питьевой водой, медикаменты, продукты, необходимые инструменты.

В 90-е годы в России шла приватизация. Многие подвалы в жилых домах, в том числе и те, где находились защитные сооружения гражданской обороны, были распроданы и переоборудованы. В них появились склады, магазины и общепиты. Тогда учет убежищ не велся, поэтому многие из них оказались бесхозными.

Помещения многих бесхозных защитных сооружений гражданской обороны давно заброшены, обворованы и затоплены грунтовыми водами: их двери часто открыты настежь, сломаны системы вентиляции, советские генераторы, дозиметры и другие приборы давно пришли в негодность, срок годности аптечек истёк, сгнили противогазы. В некоторых из них поселились бомжи, которые устраивают пожары. Они никем не охраняются, поэтому проникнуть туда довольно просто.

К тому же по всей стране убежища приобрели популярность после выхода компьютерных игр, таких, например, как S.T.А.L.K.E.R и Fallout, сюжет которых происходит в мире, пережившем ядерную войну. Казанские диггеры проникают в защитные сооружения не ради наживы, а острых ощущений — после очередной экспедиции они выкладывают в социальные сети фотоотчеты. В основном это школьники, которые копаются в аптечках с просроченными лекарствами и забирают с собой «символы победы» — противогазы и одежду.

«Где укрыться, если начнется война?», — с этим вопросом я обращаюсь к Баженову.

— При внезапном нападении — в подвальных и других заглубленных помещениях подземного пространства по месту жительства. Работу по инвентаризации таких помещений мы проводили в 2015 году. Результат — всё население Татарстана 100% укрывается. Как в боевике или триллере не будет — мы стремимся к мирной жизни. Поэтому будем готовиться ко всему, учиться и тренироваться, но при этом надеяться, что убежища нам не пригодятся. Для населения они не предусматриваются, потому что в особый период людей эвакуируют в безопасные районы. В городе останутся только те организации, которые продолжат свою деятельность в военное время. Эвакуация планировалась всегда, и велся учет этих сооружений — ничего за последнее время не изменилось.

— То есть в случаях техногенных катастроф, природных катаклизмов или нападения противника вы откроете карту, на которой указаны все защитные сооружения, и, как в кино, поможете там укрыться мирному населению?

— МЧС ведет лишь учет защитных сооружений гражданской обороны, не содержит и не финансирует, только оказывает методическую помощь балансодержателям в их содержании и проводит проверки. Сведения о количестве и состоянии защитных сооружений гражданской обороны относятся к сведениям, составляющим государственную тайну, и имеют гриф секретности.

— Как вы сами оцениваете состояние существующих защитных сооружений?

— Удовлетворительно. Есть организации, которые следят за их сохранностью и своевременно делают ремонт, как правило, промышленные или химические. Они находятся в Набережных Челнах, Альметьевске, Бугульме, Лениногорске и Нижнекамске. Например, в Казани КМПО и «Казаньоргсинтез» содержат свои защитные сооружения в готовности к использованию по предназначению. Но не все могут позволить себе эту статью расходов — это стоит немалых денег, даже текущий ремонт. Одни из самых дорогих элементов защитного сооружения – замена защитно-герметических дверей, фильтров-поглотителей и вентиляционных установок.

Ответственно к содержанию убежищ подходят «Татнефть», Сетевая компания, «Газпром трансгаз Казань», «Татфлот», «Татхимфармпрепараты» и другие.

— Как часто сотрудники МЧС проводят проверки убежищ?

— Ежегодно. По закону, если защитное сооружение проверялось в этом году, то следующая проверка будет через три года. Надзорные органы планируют проверки и согласовывают их с прокуратурой — просто так сейчас на объект с проверкой прийти нельзя, надо иметь на это разрешение.

— На что обычно обращаете внимание, когда приходите?

— На герметичность защитного сооружения, главное — работоспособность систем жизнеобеспечения и инженерно-технического оборудования — процесс этот довольно строгий.

— А как вы наказываете тех, кто безответственно относится к их содержанию?

—  Мы, выявив недостатки, составляем акт, показываем его директору, после материалы передаются в суд, который назначает либо штраф, либо дает время на устранение недостатков. Раньше штраф был 500 рублей, поэтому собственники закрывали глаза, а сейчас они возросли до 100 000 рублей. Многим стало выгоднее отремонтировать, чем доводить дело до штрафа. Эти же деньги можно использовать на восстановление — на устранение недочетов дается месяц, после мы проводим повторную проверку. Для заброшенных укрытий мы стараемся искать правопреемников либо ближайшие организации к сооружениям новому владельцу, предлагаем взять их на свой баланс и провести там ремонт. Но заставить это сделать никого не можем.

— Почему некоторые убежища находятся в ужасном состоянии, в них царит разруха и не осталось никаких средств защиты?

— Да, есть категория бесхозных сооружений — всего их 20. Например, принадлежащие когда-то заводу «Тасма». Осталась заброшенная территория, складские помещения и часть завода, в том числе убежища, но они закрыты. Территория охраняется ЧОПом. Есть часть защитных сооружений, которые в период приватизации 90-х годов остались за бортом — предприятие обанкротилось, территорию либо продали, либо снесли, сооружения остались бесхозными. Есть также ряд домов старой застройки, в которых имеется подземное пространство — техническая часть жилого дома, где проходят коммуникации, то есть подвал.

В 2013-2014 годах в России, в том числе в Татарстане, проводилась инвентаризация защитных сооружений гражданской обороны. Цель — выявление их наличия и технического состояния. Например, если сооружения стояли на учете, но не оказались по адресу, они ликвидированы во время сноса или реконструкции зданий, где раньше находились.

— Как вы относитесь к диггерам? Ведь они иногда устраивают пожары и оставляют после себя бардак…

— Не все диггеры устраивают погромы в убежищах, большая их часть занимается исследованием, спускается под землю ради интереса. Мы их не преследуем. Если они проникли на заброшенный объект, который находится не под охраной, то нет повода им препятствовать. Главное, чтобы они соблюдали требования личной безопасности. Там нет света, электричества, есть опасность обрушения потолка или других конструкций. Но на своих проверках мы их никогда не встречали.

Юлия Яковлева
Фото: Василий Иванов, vk.com

kazanfirst.ru

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
16 ноября
14 ноября
13 ноября

Опрос
За кого бы вы проголосовали на выборах президента России в 2018 году ?