20 (779) в продаже с 26 мая 16+

История гениального странника

30 ноября 2016

В ноябре исполнилось 125 лет со дня рождения Мирхайдара Файзи, автора легендарной постановки «Галиябану». Вот только другие грани этого человека с незаурядной судьбой по-прежнему незаслуженно остаются в тени. Печально, что последний раз двухтомник с его произведениями был переиздан в 1957 году, а в архиве казанской научной библиотеки имени Лобачевского хранятся его непереведенные и все еще не изданные рукописи на старотатарском языке.

Может быть, поэтому празднование знаменательной даты не стало в Казани громким событием. Но надо отдать должное: показанная в театре Камала постановка «Галиябану» была приурочена к знаменательной дате, были приглашены родственники и все, кто, так или иначе, причастен к судьбе М. Файзи.

Вот уже более года Диляра Мухамедьярова, внучатая племянница писателя и просветителя, занимается изучением его творчества, привлекая внимание к тому бескорыстному вкладу, который внес в развитие татарской культуры и просвещения Мирхайдар Файзи. Ее стремление невероятно искренне, исполнено чистыми намерениями и благородными чувствами. На встрече с журналистом «ИТ» Диляра Анасовна, не скрывая эмоций (где-то с просветленной улыбкой, где-то со слезами на глазах), за чашкой чая поделилась своими чувствами, стремлениями. Разговор получился одновременно и о судьбе писателя, и о проблеме сохранения наследия. Говорили, а перед глазами живописались картины той реальности, в которой жил М.Файзи. Удивительные ощущения…

Миссия просветителя

- Диляра, не терпится задать вопрос, а вас какие события подвигли к изучению творчества вашего родственника (брата вашего деда) и яркой личности Мирхайдара Файзи?

- В 2010 году из жизни ушла моя мама. Было очень тяжело. Я постоянно вспоминала ее рассказы, пересматривала фотоальбомы, жалела, что многое из того, что она рассказывала о своей семье, стерлось из памяти. Я решила записать историю своего рода для потомков. Дошла до судьбы Мирхайдара-абый. И тут все как будто застопорилось. Он покорил меня своей незаурядной судьбой, и я полностью окунулась в изучение его жизни. Оказалось, что имя его в тени, его юбилей широко не освещался уже 20 лет, и я поняла, что с этой несправедливостью нужно что-то делать. Год назад, когда дочь вышла замуж, появилась необходимость заняться чем-то серьезным, быть чем-то полезной, и я впервые попробовала писать статьи. Первую посвятила проблемам старотатарской графики, на которой делались записи нашими предками. С этой небольшой статьи все и началось. А дальше наступил юбилейный год Мирхайдара Файзи. Получается, он «протянул мне руку», и мой труд стал еще более востребованным. Вышел мой материал «Живой и родной» в журнале «Идель» о вновь открывшемся музее Файзи в деревне Шахмай. Далее - статья «Мастер парадокса» в журнале «Казань». Так и есть, у Мирхайдара Файзи сложная судьба, парадоксальная…

- В чем же сложность?

- В том, что ему пришлось жить и работать в переломный исторический момент, трудный для всего народа. Смена эпох… Мы ведь тоже помним переходные 90-е годы, сколько семей разрушилось, судеб. Поэтому мне показалось все это близко. Мы часто пренебрежительно относимся к истории, а ведь она соткана из условий, окружающего мира, в которых жили наши предки, родные.

Мирхайдар Файзи родился в зажиточной семье. Все семь старших братьев добились успеха, организовали свое дело. А он, младшенький из всех, необычный ребенок, да еще попал на период становления – в 1905 революционном году он проходил учебу в медресе, жил в условиях демократических веяний, публицистики. Потом 1917-й год. И вот когда ему уже исполнилось 25 и, казалось бы, пришла пора создавать свою семью, все начало рушиться в стране. Он не успел построить своего дома, остепениться, родительский дом был муниципализирован. В 1922 году он остался без дома и материальной поддержки.

- Но именно на этом неспокойном фоне он и творил…

- Думаю, при желании можно было, пользуясь какими-то сбережениями семьи, все-таки устроить свою жизнь, но он пренебрег этими возможностями, пренебрег достатком, личным счастьем, устроенностью, в угоду своему делу. А оно у него было! На мой взгляд, главное дело его жизни – это даже не творчество, а просвещение. Потому что именно с 1918 года он стал ходить по деревням, налаживать работу библиотек. Мало того, попутно он  организовывал драматические кружки, везде, где он работал директором библиотеки. И делал он все это в самых глухих местах татарской земли. Там это очень не приветствовалось, потому что религиозно настроенные общины не принимали любых нововведений, и он подвергал свою жизнь опасности. Тем не менее, он очень деликатно делал свою работу, привлекал молодежь к участию в литературных кружках. Там он читал вслух газеты и книги, обучал чтению, грамоте, помогал инсценировать литературные произведения. Как любой образованный и интеллигентный человек, он считал своим долгом просвещать народ.

- Все это - на общественных началах?

-  Ему полагалось жалованье, но его не платили по два года. Сами понимаете, революция, время тяжелое.

- Как же он жил, на что?

- Мы сейчас потихоньку стали переводить со старотатарской графики рукописные дневники М.Файзи, которые хранятся в отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки имени Лобачевского. Там как раз нашлись данные о деятельности в деревне Юлук. Мирхайдар Файзи пишет в своем дневнике, что участники кружков должны были платить взносы, и вот на них он и существовал. Он платил за квартиру (за постой, как тогда говорили), и ежедневно ему была уготована тарелка щей. Вот на что, по его собственному признанию, хватало взносов. Понимаете, какая жизнь? Он не рвался в Казань, поближе к центру, чтобы устроиться лучше. Конечно, ему хотелось в Казань, но он ехал туда, куда его направляла земская управа города Орск. Как ответственный человек, он выполнял свою миссию.

Мирхайдар Файзи и Хади Такташ

- Когда он успевал творить свои произведения?

- Времени на это действительно было мало, и Мирхайдар Файзи и сам не раз сетовал на эту нехватку. Лучшие его произведения все-таки относятся к его работам до 1917 гг. Это мнение экспертов, в частности доцента кафедры татарской филологии КФУ Тагира Гилазова, мне посчастливилось пообщаться с ним. После революции к произведениям требовался новый подход, где-то даже противоречащий внутренним убеждениям писателя. И отношение к революции у него неоднозначное – по моему разумению, потому что его считали пролетарским писателем, принявшим революцию. Но я не могу поверить в это, зная, что пережил писатель - сколько лишений, страданий, скольких родных потерял в эту революцию и в последующие годы гражданской войны. Все-таки он был человек ранимый по характеру, чувствительный, принимал все близко к сердцу и очень страдал.

- Он ведь так и не обрел семью. Почему?

- Не обрел. Из деревни в деревню кочевал. После Юлук была Тимирясово. Там он опять трудился на износ, восстанавливал библиотеку, работал редактором в журнале. И такая «кочевая» жизнь продолжалась последующие 10 лет, не было возможности где-то осесть, обзавестись домом, хозяйством, которые были необходимы для создания семьи.

- Фактически он жертвовал собой, своим благополучием…

- Да. Когда ему говорили, что нужно теперь идти в другую деревню, что в той, где он сейчас, его миссия выполнена, он брал котомку (это все его имущество) и шел туда. Вот это, я считаю, и есть жизнь-подвиг.

- Ничего взамен, так сказать, не получая… Но ведь и его произведения, и его судьба все равно остались в истории, и о нем вспоминали…

- Действительно, в советское время его имя было на устах. О нем говорили, вспоминали. А когда пришел переломный момент в истории, многие традиции претерпели крушения. Иногда в такие исторические моменты забываются очень важные вещи.

- И сейчас, кстати, происходит то же самое.

- В социальном плане мы переживаем сейчас то, что и в любой переходный этап. Мы же еще не построили свой новый мир, но многое уже разрушено. В произведениях М. Файзи описаны как раз такие моменты – стачки, собрания. Вот, к примеру, его произведение «Заблудшая душа». Эта пьеса ставится в Оренбурге в театре, названным именем Мирхайдара Файзи. Этой пьесой они отметили юбилей писателя. Революцию 1917 года он встретил на Урале, в этот период было написано произведение «Жалкие» («Кызганыч»). Но найти эти произведения невозможно, последний раз двухтомник М. Файзи был переиздан в 1957 году. Поэтому и в библиотеках его нет.

- В чем причина?

- Думаю, он многие годы не был в центре внимания. Центром татарской цивилизации всегда являлась Казань, а он ведь в глубинках трудился. Он, как и многие другие писатели, делали свою незаметную, но такую важную работу, живя в далеко не комфортных условиях. Вижу его фигуру, направляющуюся из деревни в деревню по бездорожью, в мокрых обледенелых валенках, из-за этого часто болел. Однажды даже перенес тиф, будучи в Юлуке. Еле остался жив. Сам он был, можно сказать, барским сынком, не приспособленным к суровой жизни. Его всегда жалели те, кто был рядом. Старались подкармливать, как-то позаботиться о нем. Он оставался очень веселым человеком, его все любили. Он на ходу сочинял стихи и частушки, сочинял анекдоты.

Вот вы спрашиваете, где он провел большую часть жизни? Родился он в Оренбургской губернии, недалеко от Орска. В 10-летнем возрасте его отправили учиться в Орск, потом был Оренбург, по окончании медресе вернулся в Орск, где жил до 1918 года. Потом были года работы в деревнях, о чем мы говорили. Он нигде не задерживался надолго. Орск, Оренбург, Тубинск, Баймак, Темясово, Уфа – это лишь неполный список мест, где эму довелось жить. Сложно сказать, где он провел большую часть времени своей жизни. Его жизнь оборвалась, когда он жил в Башкирии, три последних года жизни он провел в башкирском городе Баймак. Башкиры хорошо знают Файзи, чтят его, считают его великим татарским писателем. Ежегодно там всевозможными мероприятиями отмечается день рождения писателя, возлагаются цветы на его могилу.  Есть мемориальный уголок в деревне Юлук, сохранилось здание библиотеки, где он работал. Более того, каждый год 25 мая отличникам учебы вручается премия имени Мирхайдара Файзи. Об этом мне написала девочка Илюза Яныбаева в социальной сети Вконтакте (группа "Типичный Юлук").

- Насколько мне известно, Мирхайдар Файзи и в Казани тоже работал?

- Да, он любил этот город, посвящал ему стихи, около трех лет (1922-1924 гг.) в его биографии связано с Казанью. Здесь он обучал детей сочинительству, ставя с ними спектакли, организовывал праздники. Его здесь все знали. В ту пору пользовались огромной популярностью любительские драматические театры, которые организовывались на каждом предприятии. К Мирхайдару Файзи обращались за разрешением ставить его пьесы, ему очень нравилось, как рабочие играют в его пьесах. Он говорил, что ничуть не хуже профессиональных актеров. Однажды ему понравилась девушка, исполнявшая роль Галиибану на пороховом заводе, он подошел к ней и сказал: «Понимаю, почему в тебя Халил (герой произведения М.Файзи – Ред.) влюбился». Сказано это было с добрым юмором. Но девушка засмущалась.

- В чем, по-вашему, состоит основной вклад Мирхайдара Файзи в татарскую литературу?

- Здесь стоит, прежде всего, сказать о жанре музыкальной драмы, основоположником которой он является.  Без него наш татарский театр был бы другим. Он сделал его живым, весёлым, музыкальным. Создал новую стилистику театра, собственный язык, проблематику. Его «Галиябану» стала культовой для многих поколений татар и до сих пор служит вдохновением для них. «Он открыл (зажёг) свою звезду. А это так непросто» (как в песне Пугачёвой).

- Какие темы он затрагивал в своих произведениях?

- Темы, которые никогда не устаревают, всегда актуальны: человеческие отношения. Это порядочность, достоинство, честь. Он учит этому в своих произведениях, и такие книги не должны сходить с книжных полок. Когда в Казани состоялся юбилейный показ «Галиябану», оказалось: многие увидели постановку впервые. Они признались, что окунулись в атмосферу чистоты, во что-то истинно татарское, красивое. Мне довелось читать автореферат к диссертации Т. Гильмановой, она отмечала, что даже если прибегнуть к переводу написанных Файзи пьес, то переводчик потребуется очень талантливый, потому что сам автор использует удивительно красивые художественные средства: «из глаз лучи, с ресниц цветы…», «деревенский батрак, играющий на скрипке», в его произведениях есть глубокий романтизм. Скажем, рассказ «Сервиназ» - вначале Файзи описывает своих героев восторженными красками, такие они красивые, и глаза у молодого человека цвета изумруда, а в конце, когда уже отношения у героев испортились, оказывается, глаза у него цвета бутылочного стекла. Это такой истинно татарский, образный литературный язык, которым наслаждаешься во время чтения, но некоторые языковые обороты, игру слов так не просто перевести, не потеряв их самобытности и глубинного смысла.

Прививка жизнелюбием

- Как отмечалось в этом году 125-летие Мирхайдара Файзи в Казани?

- Мы очень просили Союз писателей РТ, чтобы провели встречу, не получилось.  Не хочу никого осуждать, но немного обидно. Но спасибо Национальному музею РТ, они организовали краеведческую среду. Туда были приглашены филологи, занимающиеся творчеством Файзи, и родные драматурга, актеры. Очень приятная обстановка, почти домашняя царила на этой встрече. На телевидении информации практически не было, об этом мероприятии мельком упомянул канал ТНВ. Единственный, кто откликнулся на нашу просьбу осветить юбилей Мирхайдара Файзи, - телеканал «Эфир» и Алексей Иванов, подготовивший сюжет в рубрике «Улицы нашего города». Мне очень понравились его слова: «Эта маленькая улица напоминает нам о большом таланте Мирхайдара Файзи». Я ему очень благодарна за этот маленький сюжет.

- А о чем шла речь в вашем интервью радио «Россия-Татарстан»?

- Акцент сделали на проблемы сохранения наследия.  Как их решать? Во-первых, переиздавать произведения. Для этого нужно внимательно отнестись к рукописям. Тут цепочка: одно тянет за собой другое. Рукописи на старотатарском надо перевести на современный татарский язык. Есть рукописи, которые никогда не издавались. Например, четыре пьесы Мирхайдара Файзи - «Ковш», «Книга» «Амати – сын Мамати», «Разбитое зеркало» ставились на сцене, но не были опубликованы. Почему они не были включены в тот самый двухтомник? Скорее всего, цензура не позволила. Но даже из того, что было опубликовано, многое требует пересмотра в плане пропущенных страниц.  Сейчас ведь и время другое, надо по-новому что-то освещать, поскольку в советское время какие-то моменты делались однобоко. А ведь хочется понять и воспринять истинное содержание пьесы, что именно хотел сказать автор.

- Но ведь мало, как мне кажется, переиздать. Надо еще и популяризировать творчество забытых писателей. А как? Чаще говорить об этом?

- Меня давно волнует идея создания художественного фильма о Мирхайдаре Файзи. Просто пока не знаю, как подойти к ее решению. Это, конечно, привлекло бы внимание аудитории. Неплоха и идея проведения фестиваля. 18 ноября мы с семьей побывали на праздновании юбилея М. Файзи в Балтасинском районе. Приятно, что балтасинцы очень хорошо знают историю Мирхайдара, связанную с их краем. Собственно говоря, в Татарстане нет больше места (кроме Казани), столь тесно связанного с именем Файзи. Поселок Шуда гордится, что мотивы «Галиябану» были навеяны во время его проживания в деревне, что рассказ «Сарвиназ» родился из его чувства к Гилембану, девушки из Шуды, и в его дневниках есть описание их края столетней давности («51-дневное воспоминание о Малмыже»). В речах выступающих не раз звучал призыв к привлечению внимания к переводу со старотатарской графики на современный язык дневников и рукописей Файзи.

Родные всецело поддержали мое ходатайство по поводу учреждения фестиваля. Более двадцати подписей под обращением! Жаль, что приглашенное телевидение из Казани не откликнулось и не приехало. Значит, это мероприятие в Казани никак не будет освещено. И имя Мирхайдара Файзи опять не прозвучит. А событие стоило того. Что касается меня, то я обратилась к балтасинцам, как к землякам, объяснив, что имею право называть себя их земляками. Ведь сложись ситуация после смерти деда в 1927 году другим образом, если бы его семья не была вынуждена покинуть эти благословенные края, я могла бы даже здесь родиться. Когда мои родственники вспоминали родные места, на их глаза наворачивались слёзы. Их безоблачное детство сменилось годами гонений и скитаний. Наверное, поэтому нас сюда не привозили.

Как еще можно популяризовать творчество Файзи? Может быть, мои публикации (и ваша тоже) тому будут способствовать. Хочу, чтобы как можно больше упоминалось имя моего талантливого родственника. Надеюсь, что Мирхайдар Файзи вернется к своему народу. Он не заслуженно забыт, хотя очень талантлив, его произведения проникнуты оптимизмом и жизнелюбием. И это нам сейчас в наше время помогло бы. Стало бы прививкой оптимизма в непростых условиях жизни. Именно жизнелюбие, чувство юмора Мирхайдара помогало ему преодолевать трудности, и сделать это достойно. Я часто представляю перед собой его несгибаемую, прямую, гордую фигуру, идущую по татарской земле. Он нес с собой расцвет татарской культуры в самые глухие отдаленные ее места.

- Я знаю, что вы не раз излагали проблемы, о которых мы сейчас говорим, в письмах в министерство культуры РТ, Президенту РТ. В одном из ответов сказано, что после 1957 года Файзи все-таки издавался…

- Когда  тот же Тагир Гилазов, доцент кафедры татарской филологии КФУ столкнулся с тем, что нет изданий М. Файзи для подготовки к занятиям для студентов, он по собственной инициативе собрал несколько пьес драматурга и способствовал выходу сборника пьес в 2007 году. Тираж был небольшой – 1000 экземпляров. Они разошлись мгновенно! Это капля в море. Узнав о том, что я родственница Мирхайдара Файзи, он был польщен вниманием к себе и хотел мне подарить один экземпляр, но не смог найти. Один экземпляр у него остался, но он единственный на кафедре. Поэтому он лишь смог развести руками…

- Вам удалось создать сайт www.faizy.ru, где собирается вся информация о Файзи, которая на сегодня есть…

- Да, мне в этом очень помогла моя дочь с мужем. Думаю, сайт привлечет дополнительное внимание к проблемам наследия Файзи. Просто дочь тоже прониклась моим интересом. В этом году ей исполнилось 24 года. Первый раз в деревне Шуда, на родине моей мамы, я побывала в 1991 году, когда открылся музей имени Мирхайдара Файзи. Я приехала туда, будучи беременной, и второй раз приехала уже вместе с дочкой. В 2015 году.  Для нее это стало знаменательным событием, она поехала туда со своим молодым человеком, и, увидев музей, была потрясена, впечатлена тем, что узнала о своих предках. Когда мы вернулись из этой поездки, ее молодой человек сделал ей предложение руки и сердца, так что поездка стала вдвойне значимой. Ее слова: «Я никогда эту поездку не забуду, потому что она для меня очень памятна».

А местность там действительно удивительная. С жителей этой деревни он писал своих персонажей, а в этом году мы ездили туда с целью съемок для фильма, за который взялся телеканал «Россия-1 Татарстан». Я очень рада, что нашла себе такое дело, которому могу посвятить свое время и силы, находить вдохновение и интерес к жизни. И ни за что не оставлю это дело. 

- Благодарю вас, Диляра, за искреннюю беседу. Желаю вам успехов на тернистом, но таком благословенном пути.

Беседовала Оксана БИРЮКОВА

Наша справка

Мирхайдар Мустафович Файзуллин родился 19 октября 1891 года на хуторе Кукшель Орского уезда Оренбургской губернии. Отец — Мустафа Файзуллин, служил управляющим хозяйства, принадлежавшего оренбургским предпринимателям Хусаиновым. Через некоторое время семья переезжает в Орск.

Образование получил в медресе при мечети в г. Орск (1902—1905) и в медресе Хусаиния с 1905, которое покинул через 2 года по состоянию здоровья.

В 14 лет написал первую пьесу, в 1912 г. вышел его первый сборник «Свои стихи». Написал пьесы «Среди цветов», «Прихорашивание», «Молодежь не даст обмануть».

В 1911—1916 годах собирал произведения башкирского и татарского фольклора в сёлах Орского уезда и Старобалтачевской волости Бирского уезда.

С 1919 года работал в библиотеке, открытой братьями Рамиевыми в д. Юлук.

В 1922 году переехал в с. Темясово, где работал сотрудником газеты «Ҡыҙыл Урал», заведующим библиотекой.

С 1923 года в Казани работал в детском отделении центральной республиканской библиотеки.

В 1926 г. писатель заболел туберкулёзом и уехал на лечение в Крым, затем вернулся в Башкирию, работал в библиотеках Тубинска и Баймака.

Скончался 9 июля 1928 года. М. Файзи похоронен рядом с братской могилой в центре Баймака. У Дома печати установлен бюст писателя.

Мирхайдар Мустафович Файзуллин — автор сборников стихов «Мои стихи» (1912), «Моя душа» (1913), пьес «На реке Урал» (1917—1918), «Белый калфак» (1922—1923),. драм «Сагадатбану» («Галиябану») (1916), пьес «Красная звезда» (1921—1923) и т.д., составил сборник народных песен.

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

26 мая
25 мая
24 мая

Опрос
Насколько успешным был для вас 2016 год ?