11 (770) в продаже с 24 марта 16+

Чем Роберт Мусин заслужил отдельную четырехместную камеру

15 марта 2017

По данным ОНК РТ, вип-арестант из Татфондбанка в СИЗО боится покушения

Навестили арестованных по делу о хищениях в Татфондбанке и «ТФБ Финанс» сегодня члены республиканской Общественной наблюдательной комиссии. И выяснили — на условия содержания и питание за решеткой банкиры не жалуются, режим не нарушают, а Роберт Мусин вообще сидит один в четырехместной камере с телевизором и холодильником. В то время, как выяснило «Реальное время», в СИЗО-2 перелимит — обитателей больше, чем мест в камерах.

Кому «одиночку», а кому и «восьмиместку»

В гостях у Роберта Мусина сегодня побывали заместитель муфтия РТ Илдар хазрат Баязитов и член совета фонда «Ярдэм» Ильгам Исмагилов. Как члены Общественной наблюдательной комиссии РТ, они не впервые посещают учреждения ФСИН. Но сегодня цель была — посмотреть, как сидят фигуранты уголовных дел о хищениях в ТФБ и «ТФБ Финанс». Все они находятся в разных камерах — пока идет следствие, общаться друг с другом им запрещено.

Из отчета ОНК РТ следует, что жалоб у этих арестованных нет, в том числе и на здоровье. Недовольство питанием в СИЗО тоже не высказывают. От ежедневных прогулок не отказываются.

— У них обычные камеры СИЗО. Конечно, это не те условия, которые бы они хотели, но так все в норме. Есть телевизор, холодильник. Большинство содержатся в камерах на четверых, один сидит в восьмиместной, — рассказывает Илдар хазрат.
 

— Но Мусин сидит один?

— Просто он написал заявление, что боится. Указал, что на него может быть покушение. Знаете ведь, какой ажиотаж по этому делу идет. А камера у него самая обычная — там четыре кровати в два яруса. Пока он там один.

— Как он себя чувствует?

— Выглядит бодро. Не падает духом. Ни на что нам не жаловался. Старался держаться…

Каких-либо излишеств в камере вип-арестанта народные контролеры не заметили. Даже не обратили внимания на вид из окна — в глухую стену или на Волгу с крутым берегом Верхнего Услона. Для тех, кто сидит годами, этот нюанс имеет огромное значение. Зато наблюдатели усмотрели в камере Мусина полочку с разрешенными лекарствами и художественной литературой. «Корана я там не видел», — говорит Баязитов.

УФСИН по РТ: «обычная маломестная камера»

В ОНК подчеркивают, что одиночные камеры режимом содержания в СИЗО не предусмотрены по закону. Вот только в УФСИН по РТ причины «уединения» бывшего председателя правления Татфондбанка и реальность угроз в его адрес комментировать не желают. «Он содержится в обычной маломестной камере для некурящих, жалоб от него не поступало, режим и личную гигиену соблюдает», — сообщила пресс-секретарь ведомства Инга Мазуренко.

С какого времени Роберт Мусин содержится в этой «обычной» камере и когда он «переехал» в СИЗО из полицейского изолятора, Мазуренко говорить не стала. Что до таких удобств, как телевизор и холодильник, то, по ее мнению, это не показатель комфорта: «Они могут взять эту технику напрокат в самом изоляторе».

В условиях перелимита СИЗО-2 работает не первый год. Арестантов там больше, чем площади для их содержания. По нормативу должно быть 4 квадратных метра на каждого. Но приходится уплотнять. Несколько месяцев назад глава УФСИН по РТ Дауфит Хамадишин сообщал, что сверх нормы в пяти изоляторах республики содержатся 450 человек и острее всего ситуация обстоит именно в СИЗО-2.

«Не графское это дело...»

Адвокат и депутат Казгордумы Тимур Беляков считает угрозу безопасности Роберта Мусина надуманной:

— Вкладчики там не сидят. А тем, кто сидит, он абсолютно неинтересен. Разве что «заказ» поступит… Я думаю, просто не графское это дело — с кем-то сидеть. Вот главный фигурант по делу КПК «Рост» Макаров сокамерников, когда деньги были, себе вообще по росту выбирал — с этими хочу сидеть, с этими — нет. А тюрьма — место достаточно коррумпированное, так что там богатому человеку могут устроить камеру повышенной комфортности. Даже с запрещенными телефоном и интернетом!
 

Эксперт Общественной палаты РФ, экс-начальник психологической службы УФСИН по РТ Владимир Рубашный говорит, что содержание в «одиночке» в СИЗО — редкость, но прецеденты были:

— Даже при перелимите, как во втором СИЗО, создавались условия, чтобы на человека не оказывалось давление сокамерниками, чтобы изолировать его от возможности получать и передавать информацию через адвокатов сокамерников, когда ставилась задача — изолировать от возможности хоть на что-то повлиять или просто были угрозы в его адрес. Бывало, что и сами сотрудники ФСИН перестраховывались и помещали человека в отдельную камеру.

Впрочем, Рубашный уверен, что «пересадка» Мусина — это другой случай. «Скорее всего, кто-то наверху, даже не в УФСИН, определяет, как ему сидеть», — говорит он.

Ирина Плотникова
«Реальное время»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

23 марта
22 марта

Опрос
Насколько успешным был для вас 2016 год ?