20 (779) в продаже с 26 мая 16+

И вечно имя доброе живет

14 апреля 2017

Человек жив, пока жива память о нем. Эта мудрая и вечная истина напоминает нам всем о том, как важно в повседневной суете помнить о тех, кто ушел, оставив о себе добрый след, кто жил не только ради себя, а ради других. К их числу относится писатель, литературный критик, внесший большой вклад в развитие татарской советской литературы, уроженец села Старые Тинчали Буинского района Гумер Гали. Недавно в Казани состоялся вечер, посвященный его памяти. Среди гостей мероприятия – деятели культуры, ученые, представители Буинского землячества. Приехала из Москвы и дочь Гумера Гали Гузель Ибрагимова.

Речь идет о человеке трудной судьбы, наполненной испытаниями, незаслуженными обвинениями и разочарованиями. Но одновременно судьба Гумера Гали включает в себя многочисленные литературные победы, радость творчества, искреннюю дружбу с коллегами по перу. Это человек, который попал под страшные репрессии 1937 года, но не озлобился, не перестал любить жизнь, и до конца своих дней продолжал писать, находясь в ссылке, далеко от родных, от своей любимой семьи, земляков, друзей. Именно об этом говорили выступающие на вечере гости, восхищаясь силой духа и твердым характером человека, который в свое время был главным редактором отдела художественной литературы Татгосиздата, председателем Ассоциации татарских пролетарских писателей республики, одновременно членом правления одноименной ассоциации России. А в 1929-32 годах являлся членом правления Союза писателей Татарии и фактически одним из его организаторов. Гумер Гали успешно раскрылся в качестве литературного критика, писал очерки, статьи, обзоры, сыгравшие важную роль в развитии татарской советской литературы (о творчестве Галимджана Ибрагимова, Карима Тинчурина, Хади Такташа, Хасана Туфана и многих других). В последние годы жизни он трудился над большой работой «Максим Горький и Шариф Камал», в котором раскрывал влияние произведений пролетарского писателя на творчество Шарифа Камала. К сожалению, работа осталась незаконченной.

Между прочим, прочитав дневники Гумера Гали, написанные им в ссылке, писатель и публицист Рабит Батулла отметил: «Оценка, данная им литературе, критикам, ошеломляет. Сущность многих называющих себя профессорами литературоведов он раскрыл уже в пятидесятом году. Сказанное некогда Гумером Гали подтверждается, его правоту мы осознали только через полвека».

Фото: Гумер Гали (1 ряд - в центре) с писателями. 1930 г.

Трагичность судьбы творческого деятеля заключается в том, что в 1937 году его незаслуженно оклеветали и отправили в Красноярский край, «навесив» на него ярлыки контрреволюционера и националиста. Мол, он был членом «контрреволюционной» литературной организации «Сулф», которую «возглавлял» Адель Кутуй, являлся близким другом «националиста» Шарифа Камала, участвовал в организации юбилея «националиста» Каюма Насыри. А ведь Гумер Гали, выросший в бедности, в гражданскую  войну добровольцем ушел воевать за Советскую власть, стал  первым комсомольцем из татар Буинского уезда, вступил в партию. Был одним из зачинателей комсомольской печати, вместе с Хади Такташем и Кави Наджми принимал участие  в организации первого литературного объединения татарских советских писателей «Октябрь». Гумер Гали один из первых татарских советских писателей, установивших личную связь с русскими коллегами. Он неоднократно был у Максима Горького, многократно встречался с Серафимовичем, Фадеевым и Станиславским, пользовался их советами и указаниями. Он искренне хотел счастья себе, своим детям, своему народу, безоглядно верил в правильность партийной линии.

И поэтому смириться с несправедливыми обвинениями в свой адрес не мог. Гумер Гали написал заявление в Президиум Верховного Совета страны, в котором  говорил, что «никогда не совершал никакого преступления против партии и родины, никогда не состоял ни в каких организациях и группировках против партии, против Советов. Наоборот, всю свою сознательную жизнь посвятил служению Великой социалистической революции». Но прошли годы, десятилетия, прежде чем честное имя писателя было реабилитировано.

Знаменитый Рафаэль Мустафин  занимался исследованиями, изучал архивы КГБ с целью понять, откуда пошли обвинения в адрес Гумера Гали, и не нашел ни малейшего основания для ареста и ссылки своего коллеги. Среди обнаруженных им архивных документов был список (с кратким описанием) ста сорока четырех писем Галимджана Ибрагимова из Ялты. Видимо, в них искали компромат для обвинения Галимджана Ибрагимова. Но Гумар Гали никогда не смог бы предать друзей.

Кстати, о том, каким он был, какое литературное наследие оставил после себя, чем интересовался, что любил – обо всем этом и не только очень подробно рассказано в книге «Гумэр Гали турында истэлеклэр» («Воспоминания о Гумере Гали»). Она хорошо известна литературоведам. В ней собраны на татарском и русском языках воспоминания писателей-современников, друзей и близких, в частности, двух дочерей – Алсу и Гузель,  а также односельчан из деревни Старые Тинчали Буинского района. В книге опубликованы и отрывки из лагерного дневника писателя, его переписка с товарищами по перу, родственниками. Над этим изданием очень долго работал, скрупулезно собирая информацию, племянник писателя, журналист, ветеран труда Мубарак Мусин. Во многом благодаря его упорству и неравнодушию одна из улиц Казани названа именем писателя,  а на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска. Не удивительно, что на вечере, посвященном памяти Гумера Гали, присутствовали и близкие Мубарака Мусина. 

Конечно, особое внимание  во время мероприятия было уделено дочери Гумера Гали Гузель Ибрагимовой, которая передала ценные экспонаты, связанные с отцом, в музей, посвященный его памяти. 

- Я почти не помню папу, - рассказывает  Гузель Ибрагимова, - мне было всего два года, когда его отправили в ссылку. Он вернулся через десять лет, но вскоре его опять забрали, и, как выяснилось, навсегда, он скончался на чужбине. Последний раз я его видела в пересыльной тюрьме. Было бы жаль, если бы его литературное наследие, письма, записи, сделанные в ссылке, остались не у дел, потому что даже в тяжелых условиях он не переставал думать о будущем татарской литературы, своего народа. В ссылке он следил за творчеством коллег, за новыми именами, писал критические очерки. Не зря его называли татарским Белинским. Поэтому неправильно держать дома то, что  должно служить науке и истории. Я очень хочу, чтобы молодые литературоведы, специалисты, болеющие за свой народ и культуру, достойно «разобрали» творчество моего отца, оставили для потомков его наследие, чтобы глубже понимать мысли и чаяния писателей того несправедливого времени, когда многие авторы были репрессированы по ложным обвинениям. Погибла элита татарской интеллигенции, включая моего отца, Галимджана Ибрагимова, Карима Тинчурина.  Но плавный ход истории не должен прерываться, и в литературе не нужны «белые пятна». Надо изучать, анализировать, систематизировать, делать выводы. Многие работы на арабском языке, но я знаю, что в Казани сегодня немало специалистов, владеющих арабским шрифтом и языком.

Я запомнила отца как очень образованного и целеустремленного человека, который знал пять языков, любил жизнь и не озлобился. Потрясающий юморист, он легко веселил окружающих, хотя его рассмешить было непросто. А самая отличительная его черта – доводить начатые дела до конца. Конечно, я очень рада тому, что его доброе имя восстановлено. Он не враг народа, в память о нем установлена мемориальная доска, в Казани  улица названа в его честь, в родной деревне открыт мемориальный музей, есть книги - воспоминания о нем. Все это замечательно. И, конечно, я  всегда  буду благодарна Мубараку Мусину за то, что он провел огромную работу по сохранению доброго имени моего отца, и его супруге, во всем ему помогавшей. Большая благодарность у меня и Правительству Татарстана, которое оказало поддержку в этом вопросе. Хочется сказать всем огромное спасибо – и землякам папы, и организаторам сегодняшнего мероприятия, всем, кто внес свою лепту в то, что имя Гумера Гали не будет забыто.

Моя сестра Алсу скончалась, у нее осталась дочь Лиля, которая живет в Америке. У меня есть сын Ильдар, доктор технических наук, его сын в этом году оканчивает одиннадцатый класс. Я с 1977 года живу в Москве, недавно с мужем отметили бриллиантовую свадьбу. После выхода на пенсию в память о родителях я занялась общественной работой, долгие годы была координатором по центральному административному округу Москвы Региональной общественной организации жертв политических репрессий «Московский мемориал». Сегодня полностью посвятила себя семье. Еще раз хочу сказать спасибо всем за то, что помните моего отца.

Вечер памяти Гумера Гали – не просто мероприятие, а событие большого значения, которое заставляет нас задуматься о многом. Напомню, что на нем присутствовали уроженцы села Старые Тинчали, которые искренне гордятся своим прославленным земляком. Один из них - Марс Шарифович Алиев, генеральный директор ООО «Татптицепром», меценат. Он отметил, что родом из их села, помимо Гумера Гали, еще один выдающийся человек  -  Киям Алимбекович Абрамов (Кияметдин Хасанов), который в 1930-е годы возглавлял Правительство ТАССР. Если быть более точными, то его должность звучала следующим образом - Председатель Совета народных комиссаров ТАССР.  7 июня 2017 года исполняется 120 лет со дня рождения Кияма Абрамова, замечательного человека и талантливого руководителя, который внес большой вклад в развитие республики. Но его тоже постигла трагическая участь. В 1937 году он был арестован, а через год расстрелян. В настоящий момент готовится к изданию книга, посвященная его жизни, работе, единомышленникам.

Известная французская писательница Жорж Санд сказала: «Мы не можем вырвать из нашей жизни ни одной страницы, но можем бросить в огонь всю книгу». Бросать в огонь память о страшных годах репрессий, о тех, кто стал жертвами политической системы того времени, нельзя ни при каких обстоятельствах. Память не уйдет. Не имеет права уходить.

Альбина Теликжанова

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

26 мая
25 мая
24 мая

Опрос
Насколько успешным был для вас 2016 год ?