46 (805) в продаже с 24 ноября 16+

Сергей Когогин: «Родители привили умение работать и быть самостоятельным»

8 ноября 2017

В интервью генеральный директор ПАО «КАМАЗ» Сергей Когогин рассказал об итогах работы завода за 2017 год, первом дне на КАМАЗе и любви к произведениям фантастов

- Сергей Анатольевич, каковы результаты завода за 2017 год? 

- Рост рынка этого года превысил наши оптимистичные прогнозы. Но финансовых ресурсов на создание большого склада у нас нет, и дополнительная финнагрузка была недопустима. Традиционно много лет динамика четвертого квартала самая максимальная - идет нагрузка на производства и на сбыт уходит почти все. В общем, бизнес-план выполняется. Уверен, что мы выходим с плюсом от 1500 до 2000. Основным фактором роста я считаю восстановление экономики и отложенный спрос. Много лет люди откладывали решение о покупке автомобиля и теперь стали покупать. В целом растет грузопоток – так, в Узбекистане мы подписывали первый контракт на поставку большой партии машин. По этому поводу я разговаривал с главой РЖД, и он сообщил, что компания стала ощущать 7%-ный дефицит вагонов для грузоперевозок. То же самое можно ощущать на автомобильном транспорте. В последующем рассчитываем, что темпы такими не будут, потому что произошло определенное насыщение рынка. Но рынок не должен упасть, а должен показать умеренный рост. Начнет восстанавливаться и строительный сектор, что для нас также крайне важно. 

Также подчеркну важность того, что мы своевременно вывели на рынок новый модельный ряд. Если бы этих позиций не было в нашей линейке, то мы бы добиться таких успехов не смогли. В новых машинах делаем только двигатели ЕВРО-5 и являемся сторонниками того, чтобы соблюдать этот регламент и выпускать автомобили повышенного экологического класса. Ситуацию спроса на новые модели я видел еще в мае, но позиция продавцов была такова - нельзя перегружать рынок. Мы еще не закончили процесс локализации и доходность этого продукта остается для нас крайне низкой. Например, локализация кабины, которую мы реализуем к середине следующего года, дает очень существенную экономию и повышает доходность при продажах. В этой категории грузовиков мы собираемся выпустить не 6, а 10 тысяч автомобилей. Так что у меня умеренный оптимизм по поводу следующего года.

- Какая ситуация у КАМАЗа на экспортном рынке? 

- Есть надежда на то, что мы сумеем восстановить свои позиции по экспорту. Потому что 2017 год я не считаю позитивным в этом смысле – причиной этому стало отсутствие крупных контрактов по двум ключевым рынкам. Это Вьетнам и Куба, по которой наши ожидания не сбылись. Изначально была готовность, но кубинская сторона отказалась. Это объективные причины, ведь они получили за 16 и 17 год такой автопарк,  что им это надо «переварить» сначала. Также позитивно относимся к деятельности наших заводов по продукции диверсификации. Считаю знаковым то, что кузнечный завод становится системным поставщиком Volkswagen по упаковке коленвала для легковых автомобилей. С перспективой на много лет пройти в пул поставщиков такой компании, как Volkswagen, - это большое достижение наших кузнецов! Доступ в число таких партнеров - это доступ на другой уровень и другой масштаб производств. Готовность наших специалистов и технологий работать на такие крупные концерны - это крайне важно.

- Расскажите о совместном предприятии с узбекской стороной.

- Мы договорились о создании предприятия на территории Узбекистана. Основная причина выбора такого формата – на этой территории нужно работать с сильным партнером. Я проехал много заводов “УЗ-Авто” за выходные, и честно скажу, не ожидал, что они создали автопром такого уровня. Это вновь построенные заводы с современными технологиями по легковым автомобилям, основанные на знаниях и брендах “Шевроле”. Сделали все очень рационально, люди профессиональные и подготовленные. И очевидно, что мы хотим на этот рынок: это 30 миллионов жителей, страна, богатая сырьевыми ресурсами, с хорошей климатической зоной и очень трудолюбивым населением. Подчеркну, что предприятие создается на паритетной основе и скоро мы зайдем на рынок, где КАМАЗ уже достаточно известная машина. Предыдущие годы наши автомобили продавались российским компаниям, работающим на рынке Узбекистана. Теперь появился дилер, который стал продавать 10-15 автомобилей в месяц. Пусть немного, но продажи идут уже сейчас. Партнерство с “УЗ-Авто” говорит о том, что мы хотим использовать шанс и выйти на достаточно крупный рынок СНГ. Думаю, что этот рынок будет сравним с рынком Казахстана, но по потенциалу населения Узбекистан в два раза выше, хотя меньше размером. Казахстан для нас привычнее, нет темных зон в отношении экономики, а в Узбекистане мы начинаем с самого начала, поэтому прогнозы по продажам давать рано. Страна только начинает “открываться” – я увидел, что люди живут неплохо. Мы приехали на завод в районе 8-9 вечера, и во второй смене никто не сидел расхлябанным, а работа шла полным ходом. Очень много инвестиций в стране идет в инфраструктуру – при переезде между городами они пользуются скоростными поездами. Это комфортно и быстро, повышается мобильность населения. Узбеки очень патриотичны и внимательно относятся к истории. Что касается Саудовской Аравии, то мы туда стремимся, но масштабно пока не присутствуем – идут разовые поставки полноприводной техники.

- Помните ли Вы свой первый день на заводе?

- Отлично помню! Это было 29 апреля, дальше были длинные майские праздники это паозволило мне самому обойти весь КАМАЗ. Будучи членом Совета директоров КАМАЗа у меня не было необходимости вникать в подробности и я сразу приступил к работе. Я смог за 10 дней погрузиться в текущие дела. Понял, что в общем-то... ужас! Хотя когда пришел сюда как антикризисный менеджер, я понимал, что это “не конфетка”. Но когда погрузился в различные вопросы глубже, то стало понятно, что комплекс проблем гораздо больше, чем хотелось бы. Глаза боятся - руки делают, шаг за шагом все получилось. Меня тогда заинтересовала эта задача по уровню сложности и вызову. Изначально я не мог знать, получиться или нет – рискнул. Будучи успешным человеком, пошел в абсолютно провальный проект с целью добиться позитивного результата – и это получилось. 

Когда я пришел на госслужбу, был тот период, когда нужна была хватка предпринимателя, промышленника. Потом все стабилизировалось, появились рабочие процессы, нормативные базы, которые стали ограничивать скорость принятия решений, и я оставил службу и ушел в бизнес. Хотя я был госчиновником, но осознавал, что власть - это не мое. Если брать всю мою биографию, мое пребывание на выборных должностях - всего семь лет. Этого было достаточно, чтобы расширить кругозор, получить довольно устойчивые связи, но недостаточно, чтобы потерять дух предпринимательства.

- Откуда в Вас такая работоспособность? Это воспитали в Вас родители?  

- Генеалогическое древо нашей семьи построено глубоко – все мои предки крестьяне, все работали на земле, другой профессии у нас не было. Мой план сменить село на город родители поддержали. Все решения в жизни я принимал сам, родители с 15 лет воспринимали мои решения как правильные и все, что со мной происходило, встречали позитивно. Я в жизни им не приносил беспокойств, рано стал зарабатывать, не было случая, чтобы я создавал родным проблемы. Первые деньги я заработал в школе, на сельскохозяйственных работах, и потратил их на подарки родителям. Главное что мне привили родители – умение работать и быть самостоятельным. Что такое жизнь в селе в те годы? Ежедневный длительный труд моих родителей. Первое яркое воспоминание моего детства – я в саду у деда, меня посадили на чурбачок, я должен был прямить ржавые гвозди, которые при ремонте из забора выдирали. Мне было 4-5 лет. Детям прививали понимание, что ты должен работать, делать всегда много, что у тебя нет нормированного дня, и нужно уметь делать всё своими руками.

- В нашу жизнь все активно проникает Интернет, соцсети, новые технологии. Каким Вы видите будущее?

- Мы выросли на книгах Азимова, Герберта Уэллса, Стругацких, которые заглянули в будущее вплоть до полетов на Луну. Со временем понимаешь, что жить надо сегодняшним днем и не стоит не откладывать на завтра. Меня нет в социальных сетях, но к интернету отношусь положительно. Я есть только в Инстаграм, и меня удивляет, что для сегодняшнего восприятия мира людям достаточно фото и короткой подписи. Сейчас достаточно много читаю литературу в области “цифрового перехода”, ведь люди нашего поколения были воспитаны по-другому и переформатирование мозга требует усилий. Сейчас именно тот момент, когда мы обязаны в разбираться в цифровых технологиях и поднимать тот пласт специалистов, молодежи, кто с этим вырос с детства. Это крайне важный вопрос и я уделяю этому много внимания. Совсем скоро произойдет передача наших знаний им – передача  страны, предприятий. И это будет происходить непросто – это один из серьезных вызовов для нашей страны. Грядет уход поколения Перестройки и приход того поколения, которое родилось не в Советском Союзе, а в России. Необходимо понимание полноты ответственности за страну, за дело, которым занимаешься. Отношусь к молодому поколению правильно – все принимаю, но не все мне нравится. Нам нужно понять, что будет ими двигать. Да, они другие, но я их не сужу. Другой менталитет, другое воспитание, другая шкала ценностей. Но базовые ценности все равно остаются. 

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
24 ноября
23 ноября

Опрос
За кого бы вы проголосовали на выборах президента России в 2018 году ?