42 (852) в продаже с 16 ноября 16+

Мы за ценой не постоим...

18 июня 2018

Эксперты подсчитали, во что обходятся россиянам «стройки века» на родных просторах

«Стройки века» на родных просторах — это здорово, это впечатляет. Одно мешает бурно радоваться масштабным свершениям: по оценкам экспертов, на них из кармана каждого взрослого россиянина без всякого спроса забрали почти по миллиону рублей. Попробуем разобраться, кому и зачем.

На минувшей неделе россияне все вместе обеднели на 340 млрд рублей — именно на такую сумму подорожала высокоскоростная магистраль (ВСМ) Москва — Казань. Об этом сообщил первый заместитель главы ОАО «РЖД», гендиректор компании «Скоростные магистрали» Александр Мишарин. Любопытно, что дорога еще даже не начинала строиться, но подорожала уже дважды: в январе ее проект оценивался в 1,28 трлн, а пятью годами раньше — в 1 трлн рублей. Эту круглую цифру, напомним, называл президент Владимир Путин 23 мая 2013 года в Сочи на совещании по поводу перспектив развития высокоскоростного сообщения. Тогда было объявлено о решении построить в 2014-2018 годах первую в России ВСМ Москва — Казань с возможностью дальнейшего продления до Екатеринбурга и Ульяновска.

Ныне цена дороги до Казани подскочила до 1,62 трлн рублей. В перспективе она может дотянуться и до Пекина — с пуском в эксплуатацию в 2022-2023 годах и полной стоимостью 7 трлн рублей (это опять же по проекту, а там — как карта ляжет).

Железнодорожники уверяют, что даже на первом этапе это очень нужный и выгодный проект. Во-первых, столица Татарстана становится ближайшей соседкой Москвы: время в пути — 3,5 часа вместо 13-14. В выигрыше не только Казань. На трассе ВСМ остановки будут через каждые 50-70 км, в зоне ВСМ окажутся более 30 млн человек экономически активного населения. А главное, дорога до Казани будет проектом-пионером: первой из 50 уже запланированных в России высокоскоростных железнодорожных трасс с объемом пассажирских перевозок не менее 84 млн человек в год.

Понятно, на хорошее дело денег не жалко, мы за ценой не постоим. Хотя цена немаленькая: учитывая, что стройка предстоит государственная, то есть за наш с вами счет, каждый россиянин, включая грудных младенцев, фигурально должен был сразу выложить на нее по 6900 рублей (больше, чем пособие по безработице, по 20?700 со среднестатистической семьи). Но потом проект подорожал на 280 млрд, то есть гоните еще по 1930 рубликов. На прошлой неделе — на 340 млрд, по 2340 рублей с каждого носа и носика. Общее удорожание на сегодняшний день — почти 62%.

Хорошо, если это всего лишь просчет проектировщиков — можно гнать бракоделов в три шеи и еще раз трезво взвесить цену на более точных весах. А если это подготовка к очередному крупномасштабному «освоению средств»?

Тут что напрягает: все делается втихую. Возможно ли на частной стройке, где тратятся личные деньги, вдруг предложить хозяину объекта выложить «еще полстолька и четвертьстолька», даже не объясняя, почему, зачем и по чьей вине? А на государственных стройках именно так и происходит. Точнее, только так!

За примерами далеко ходить не надо. В Москве начался долгожданный чемпионат мира по футболу, подготовка к которому обошлась России в 883 млрд рублей (более 14,2 млрд долларов). Прежний рекорд принадлежал чемпионату-2014 в Бразилии, где власти потратили 11,6 млрд. А ведь в 2009 году, подавая заявку на проведение мундиаля, нам обещали потратить на подготовку менее 10 млрд долларов. Причем в заявочной книге указывалось, что матчи примут 16 стадионов в 14 городах, от которых теперь осталось 11 городов и 12 стадионов. Вроде бы сэкономили, а фактически — перерасход.

В пересчете на наши личные деньги получилось, что сначала каждый житель заплатил за мундиаль по 4130 рублей, а потом пришлось выложить еще по 1730.

Но могло ли быть иначе, если, к примеру, стоимость скандально знаменитого стадиона «Зенит-Арена» в Санкт-Петербурге менялась пять раз, и всегда с повышением: с первоначальных 9 млрд до 47,1 млрд бюджетных рублей. Закончилась эта вакханалия лишь после того, как объем установленных хищений составил 700 млн рублей (и это еще очень скромная оценка), а главного куратора стройки, питерского вице-губернатора Марата Оганесяна отправили на скамью подсудимых.

Четырьмя годами раньше страна провела зимнюю Олимпиаду в Сочи, на которую тоже пришлось скидываться дважды: сначала по 5000 рублей (обещали уложиться в 12 млрд долларов), потом еще почти по 16 тысяч рублей, поскольку в итоге зимний праздник в Сочи обошелся казне в 50 млрд долларов.

Правда, официальные источники утверждают: расходы на строительство непосредственно спортивных объектов и инфраструктуру в Сочи составили около 214 млрд рублей. Остальные деньги ушли на благоустройство, строительство автомобильных и железных дорог, мостов, тоннелей, водопровода, на электрификацию региона — тоже дело нужное. Сколько денег было растрачено, неизвестно. Позже российские эксперты проверили расходы на один из «прочих» объектов — сооружение автомобильно-железнодорожной трассы Адлер — Красная Поляна, которая еще в проекте подорожала в 2,5 раза: с 91 млрд рублей до 266,4 млрд. И стала в 3,5 раза дороже, чем американская программа по доставке на Марс и эксплуатации марсохода Curiosity. Но куда интереснее другое: эту дорогу еще до забивки первого колышка отечественные проектировщики оценили на треть дороже среднемировых показателей в аналогичных условиях. Почему, неизвестно до сих пор.

А еще раньше перерасходом бюджетных средств отличился состоявшийся во Владивостоке форум «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» с астрономическим бюджетом 699,1 млрд рублей (21,8 млрд долларов): почти в 5 раз больше изначальной сметы. Проверявшая стройку Счетная палата зафиксировала, что большая часть потраченных денег тоже пошла не на саммит АТЭС, а на решение проблем Владивостока: новый аэропорт, дороги, оперный театр, Дальневосточный университет, мост через бухту Золотой Рог... Однако в отчете аудитора Сергея Рябухина сказано: на саммит ушло 6,6 млрд рублей — и «общий объем выявленных финансовых и иных нарушений составил 6,5 млрд рублей». То есть баш на баш.

А еще, отметил Рябухин, по многим объектам «проверить обоснованность и достоверность применения расценок за выполненные работы не представляется возможным, и тем самым созданы предпосылки возникновения финансовых нарушений».

Назовем еще одну «стройку века», которую бюджет оплатил с огромным излишком — сооружение в Приморье космодрома Восточный. За шесть лет его цена выросла в 6 (!) раз. При этом рабочие Восточного постоянно жаловались на условия труда и невыплату зарплаты. Когда стало совсем худо, они написали гигантскими буквами на крышах вагончиков-времянок: «Уважаемый Путин В.В. Хотим работать. 4 месяца без зарплаты. Спасите рабочих».

Три года назад, после проверки очередной крупной стройки Счетная палата заявила: «Стоимость крупнейших госстроек, включая космодром Восточный, могла быть завышена на миллиарды рублей, потому что их нормативы создавали и контролировали одни и те же люди...»

И дело не только в нормативах. Схема освоения административными и строительными начальниками бюджетных инвестиций неоднократно раскрывалась в СМИ. "Чиновники объявляют конкурсы на исполнение указанных в инвестиционной программе работ. Конкурсы выигрывают те, кто предложит меньшую стоимость. Не менее 20% они негласно отдают чиновникам — в благодарность за победу на конкурсе. Для исполнения победители нанимают субподрядчиков, но часть стоимости контракта — тоже 10-20% — оставляют себе. В итоге денег на выполнение программы не хватает, смета пересматривается.

Или не пересматривается, когда деньги в прямом смысле закапываются. В Омске в конце прошлого года решили законсервировать строительство метрополитена, в которое уже вложено 14 млрд рублей, но требуется еще 22 млрд. На продолжение работ денег не нашли, но на консервацию областной бюджет выделил 800 млн. Теперь в здешней подземке заморожено 15 млрд рублей — по 15 тысяч с каждого жителя миллионного города, включая грудных младенцев.

Александр Киденис
«Труд»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

 

 

16 ноября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?