22 (977) в продаже с 18 июня 16+

Гоша Куценко: «Такую картину я бы не постеснялся показать Тарантино»

26 ноября 2009

В Казань на премьерный показ фильма «Антикиллер Д.К. Любовь без памяти», который прошел в кинотеатре «Родина», приехал Гоша Куценко. Это третья часть истории Лиса. После фильма актер ответил на вопросы журналистов.

Фильм режиссера Эльдара Салаватова и продюсера Юсупа Бахшиева «Антикиллер Д.К. Любовь без памяти», по словам Куценко, дался непросто. Начинали снимать его еще в 2007-м, затем продолжали весной 2008-го; не успели снять картину, как Екатерина Климова, исполнительница главной роли, оказалась на седьмом месяце. Отложили все на сентябрь, но грянул кризис, и производство фильма замерло еще на год. И вот – долгожданная для многих премьера. Однако, по утверждению Куценко, на самом деле все это сыграло на руку авторам фильма (к которым, кстати, принадлежит и он): они собрали весь материал и поняли, что перемудрили. И доделывали фильм, по сути, снимая его заново, прописывая то, чего, на их взгляд, не хватало. В конечном итоге он лишь отдаленно напоминает то, что написал Даниил Корецкий.

Казалось, в пресс-конференции был заинтересован сам актер, нежели журналисты. Он был воодушевлен, азартен, инициативен и открыт для любых вопросов. И начал не столько с авторов и создателей, не с проблем и жалоб, сколько с восторга от фильма. Поэтому ответ на первый вопрос «Понравилась эта работа самому?» был довольно продолжительным, в том смысле, что актер вновь и вновь возвращался к нему. Сгруппируем эти ответы:

- Я один из тех, кто эту картину рожал, я знаю ее изнутри. Я не сильно заботился о своей внешности, для меня важна была та или иная сцена, для меня важно было все кино. Все актеры, кто там участвовал, были в соавторстве. Мы влияли на текст, на диалог, с режиссером работали как с соавтором. Конечно, он был главный, но он нас слушал, и мы делали все сообща.

Это независимое кино, у нас не было поддержки и покровителей. В России очень важно, на чьи деньги ты снимаешь кино. Потому что сразу появляется человек, от которого ты начинаешь зависеть. Это коммерческое атакующее кино. Когда снимался первый «Атикиллер», параллельно снимался фильм «Бригада», который я по-своему люблю. Но это кино пробандитское, и оно тогда отражало время. Мы решили снять кино милицейское, и оно полюбилось, в том числе и мне. Я старался не играть героя, а играл человека странного, не побоявшись засунуть его в психиатрическую больницу. Но я заметил, что во многом благодаря этому происходит некое подключение публики к моему персонажу. Один мой знакомый врач, узнав все о моем герое, в том числе, что он лечится от алкоголизма, сказал, что у меня будет подключение, потому что алкоголизм – самая актуальная тема в нашей стране. Лет десять назад мы ушли в некое такое игровое пространство, которое развязывает мне руки. Мне кажется, тот цинизм, который есть в фильме, актуален. Жаль, что некоторых таких сцен мы не досняли.

- Какая из трех частей - самая любимая?

- Конечно, финальная. Первая – это рождение. Вторая (самая нелюбимая) далась легче всего. Это киноверсия, она самая длинная, и она меня откровенно раздражала. А эта придумана нами от начала до конца, и, мне кажется, она очень естественна. Такую картину я бы не постеснялся показать Тарантино. Я не переоцениваю это кино. Мне кажется, оно имеет право быть. Я считаю, что на рынке подобной продукции она выигрывает.

- От чего получаете больше удовольствия, от таких, как «Антикиллер» или комедии?

- Для меня это одно и то же. Главное, получаешь удовольствие, или нет. Это кино, это движение. Всех персонажей, которых я играл, я старался делать непохожими друг на друга и интересными. Меня всегда подстегивало то, что я не классический, гениальный, характерный актер. Тот персонаж, которого я сейчас сыграл в первой части «Любовь-морковь», абсолютно противоположное тому, что сыграл сейчас в «Антиикиллере». Не каждый из актеров может похвастаться тем, что так пинает себя через свое амплуа. Я не боюсь потерь. Они – потери - наоборот заставляют искать новые стимулы. Если сидеть, то артисту лучше на пороховой бочке, чем на мешке с деньгами. Тогда не заметишь, как летит время. В «Антикиллере» мы выскочили на трамплине первого фильма. В «Любови-моркови» - тоже, но это - комедия. Там все очевидно, если люди смеются, то смеются. Если они поверили в переход из тела в тело, то поверили. Я, кстати, переходил в тело Владимира Меньшова, а Кристина - в тело Лии Ахеджаковой. Честь и хвала эти актерам, я понял, почему они народные артисты, почему их любят. Это профессионалы.

- Вы как то снялись со своей дочкой…

- Это фильм Веры Сторожевой «Компенсация». Поначалу сценарий меня испугал темой, где две девочки воруют третью из другой семьи. Но потом я просто влюбился в сценарий. Режиссер увидела мою дочь Полину, и она ей понравилась. Я сказал, что не имею к этому отношения, и Полина на общих основаниях прошла пробы. У меня с ней одна сцена, поэтому я и согласился. Когда меня снимали – она корчила мне рожи, а когда снимали ее – уже я «колол» ее. Один раз она мне позвонила и сказала, что у нее сейчас сцена, где надо плакать. Я ответил, что это к маме.

- С кем лучше сниматься, с женой или дочерью?

- Лучше с Катей Климовой. На мой взгляд, это прекрасная киноактриса.

- Будет ли четвертый фильм?

- Как покажет прокат. Хотелось бы, чтобы фильм собрал какие-то реальные деньги. Я анализировал наш рынок подобного кино, такого зрелищного, наверное, нет.

- Вы музыкант. Не было желания включить свою музыку в какой-нибудь фильм?

- Если бы это была другая картина, я бы с удовольствием отдал. Но так как эта картина, которая должна вернуть деньги, я решил не отталкивать людей. Да и громко называть меня музыкантом. Вчера был концерт в Нижнем Новгороде, мы с музыкантами заигрались, я опоздал на поезд, не решился ехать на машине, мы впали в эйфорию, поэтому веселились до утра, а потом я уехал на электричке. Музыка меня спасает. Сюда обязательно приеду позже с музыкантами. Вот в феврале выпускается альбом, и будет повод покататься по стране с презентацией альбома.

- Смогли бы вы сыграть Гамлета?

- Легко. Гамлета, Иисуса, Есенина и Сашу Белого.

- Кого мечтаете сыграть?

- Всех, кроме перечисленных. Я бы сыграл майора Дымовского, хотелось бы знать, чем все это кончится. Евсюкова не хотел бы. Не хочется играть клинически больных людей. Все это, конечно, шутки. Я хотел бы играть в компании хороших ребят, возглавляемых режиссером. Меня больше интересует, с кем играть, чем - кого играть. Я люблю быть соавтором. Я и песни исполняю только те, что сам пишу.

- Есть ощущение, что вы очень любите импровизировать?

- Да. Мне за это достается, меня за это ругают. Но вот сейчас играем Гоголя. Хоть и в авантюрной постановке Нины Чусовой, но стараюсь беречь гоголевский текст. Это очень важно. Там вся энергия в тексте.

- Что вы хотели сами снимать?

- Есть некоторые идеи. Я сниму свое кино, это будет авторское кино о кино. Это зарисовки, которые я делал на съемочной площадке в перерывах между съемками. А вообще я работаю с командой друзей. Мы пишем спектакли, иногда пишем сценарии.

ВЛАДИМИР КАТИН, «ИТ»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

15 июня
10 июня

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?