40 (995) в продаже с 22 октября 16+

Фанис Яруллин: «В современной татарской литературе нет сильных авторов»

22 февраля 2008

После празднования семидесятилетнего юбилея, прошедшего на сцене театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, народный поэт РТ, лауреат Государственной премии РТ имени Г. Тукая, лауреат Государственной премии имени М. Джалиля Фанис Яруллин согласился дать газете «Известия Татарстана» эксклюзивное интервью.

- Фанис Гатауллович, у вас за плечами - семьдесят лет жизни. Если бы вам дали возможность прожить их заново, выбрали ли вы литературную стезю?

- Знаете, писательский дар - это нечто особое, выходящее за пределы разумного, его нельзя заслужить, как орден или медаль, нельзя набирать, как опыт. Талант дается человеку от Бога, он или есть, или его нет. Мне повезло, талант был заложен во мне от природы, и я думаю, как бы ни сложилась моя жизнь, в итоге я бы все ровно обратился к литературе.   

- Когда в творчестве других татарских писателей вашего поколения превалировала национальная тематика, вы всегда оставались верны образу ЧЕЛОВЕКА, раскрытию его внутреннего мира, акцентировали внимание на внутренних конфликтах своих героев… 

- Сначала появился человек, только потом сформировалось общество. В советское время в нас воспитывали мысль, что интересы общества должны стоять выше интересов человека, а я всегда считал и продолжаю считать, что личность должна занимать первостепенное место. В душе каждого человека столько мыслей, идей и планов, жизнь и судьба каждого уникальна настолько, что хватило бы в качестве сюжетного материала на несколько поколений писателей. Думаю, пока не раскроешь человеческий образ, невозможно показать красоту и величие мира. Для меня, в первую очередь, важно раскрыть внутренний мир своего персонажа, только потом - внешние факторы.  

- Фанис Гатауллович, вы - творец многогранный, пишете и прозу, и стихи, и публицистику, активно работаете в драматургии. В каком жанре вам легче творить?

- В литературу я пришел в начале шестидесятых годов, в первую очередь, как поэт. Первые мои стихотворения были опубликованы в 1960 году. Однако в стихотворном изложении образ получается сжатым, и выразить весь драматизм, лиризм, юмор не всегда удается. А мне хотелось описать все чувства и переживания своих героев. Так практически одновременно со стихотворениями я начал писать и рассказы. Мое развитие как поэта и писателя, мне кажется, было внутренней потребностью. Но если говорить о жанрах, то, наверное, поэзия все-таки мне ближе. На написание повести, допустим, уходит полгода, к тому же повесть приходится по несколько раз переписывать, а для меня с моими возможностями это довольно тяжело. Потом, если не заставлять себя работать каждый день, прозу невозможно написать. Но с другой стороны, от мысли, что тебе удалось закончить очередную повесть, на сердце становится так легко и радостно, что душа поет и рождается очередное стихотворение. Ведь стихотворение – это как внезапно появившаяся молния. Успеешь поймать эту волну, напишется стихотворение, не успеешь – пиши пропало.

- Ваши произведения всегда отличаются гармонично выстроенным сюжетом. Вы его заранее придумываете, или судьбы ваших героев развиваются в ходе написания произведения?

- Естественно, для крупных произведений сюжет разрабатываю заранее, прежде чем начинать писать какое-либо произведение, я уже имею представление о том, кто кого будет любить и за что ненавидеть. Часто основу сюжета выстраиваю, полагаясь на жизненные события, произошедшие с реальными людьми, ведь жизнь всегда интереснее любой фантазии. Однако в процессе работы довольно часто сюжет приходится менять. Причесываешь, дорабатываешь, убираешь лишние линии и персонажи – в итоге получается совсем не та история, которую ты задумывал заранее. Иногда даже финал меняется, и история заканчивается совсем по-другому.

- Как вы оцениваете современную татарскую литературу? Кого из современных татарских писателей вы порекомендовали бы почитать на досуге?

- Я выписываю очень много татарских журналов и газет, потому что меня действительно волнует, какую форму после нас обретет литература. Как только на страницах периодической печати появляется новый автор, я всегда с интересом читаю его творение. Однако пока я в литературе не вижу сильных авторов, способных вытолкнуть нас, поколение шестидесятых-семидесятых, с наших литературных позиции, как в свое время это сделало наше поколение. Тогда, в далекие шестидесятые, мы - Равиль Файзуллин, Радиф Гаташ, Мударис Агъламов, Рашит Ахматжанов, Зулфат Хаким и многие другие - просто, я не побоюсь этого слова, ворвались в литературу. К сожалению, сегодня талантливых авторов - раз, два и обчелся, и они не способны занять всю литературную нишу, а целого поколения, которому можно было бы доверить судьбу татар-ской литературы и способных вдохнуть новую волну, пока еще, к сожалению, нет.

- Фанис Гатауллович, как в современном мире живется рядовому татарскому писателю? Насколько тяжело издать сегодня книгу и можно ли прожить за счет гонорара?

- Издание книги, собственного сборника сочинений никогда не было легким делом, особенно приходилось попотеть рядовым писателям. Даже в советское время. Тогда, как, в принципе, и сейчас, преимущество имели писатели-депутаты, главные редактора крупных изданий. Книги рядовых писателей резали, сокращали. Однако в советское время на гонорар от одной выпущенной книги можно было безбедно прожить в течение года. Теперь же за счет гонорара от трехтомника можно прожить от силы месяца три, и это притом, если тратить их на еду и на предметы первой необходимости.

- Фанис Гатауллович, наверное, на этот вопрос вы уже отвечали сотни раз, однако не спросить я не могу. Откуда вы берете силы для того, чтобы творить?

- С одной стороны, творчество само по себе придает мне силы. Если тебя признают коллеги, любят читатели, твои книги не залеживаются на прилавках книжных магазинов, то уже чувствуешь себя сильным и нужным. Понимание того, что ты нужен людям, что кому-то интересны твои произведения, поддерживает меня. С другой стороны, у меня есть личный ангел-хранитель, хранительница домашнего очага, мой добрый и верный друг, моя жена Нурсия, которая всегда была со мной рядом, всегда поддерживала меня и помогала во всем. Она всегда выступала в роли моего первого читателя и первого критика, печатала мои стихи на машинке, отправляла в редакцию, когда учился в университете, относила контрольные и приносила книги. Для меня Нурсия - неиссякаемый источник жизни, творческого вдохновения, символ неувядаемой любви, живительная влага моего долголетия, как творческого, так и физического.

- Какими творческими замыслами и стремлениями живете в последнее время?

- Планов у меня очень много, я ведь еще очень молодой и мне всего семьдесят (смеется). А если серьезно, в данный момент в душе созрели сюжеты для двух рассказов, естественно, буду продолжать писать стихи. В принципе, если буду живым и работоспособным, будут и планы, и замыслы, и они будут выполняться.

ГЮЗЕЛЬ ШАГИМАРДАНОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

22 октября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?